Wenhamania

forum
Главная страница РегистрацияВход
Приветствую Вас Гость | RSS
Вторник, 21.08.2018, 00:57
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 6 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • »
Wenhamania форум » Мы! » Другие актеры » Вячеслав Тихонов (О доблестях, о подвигах, о Славе..)
Вячеслав Тихонов
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 12:22 | Сообщение # 126
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Начало здесь

Часть первая. Кино и чанкайшисты


Фильм рассказывает о событии, которое по-настоящему потрясло не только Советский Союз, но и весь мир – о первом, по сути, акте морского пиратства, который был совершен по отношению к мирному советскому судну в мирное время, в нейтральных водах. Танкер, правда, назывался не «Полтава», а «Туапсе», но киношный отказ от точного наименования судна был, понятно, всего лишь художественным ходом, который развязывал руки для кинематографической фантазии.



Но в отличие от сюжета легендарных «Пиратов XX века», где команда нашего корабля вынуждена была сражаться за жизнь с самыми обыкновенными разбойниками, история 1954 года, описанная в фильме, была намного драматичнее, трагичнее и глобальнее. Её участники сражались за Родину. По своему, без автоматов и касок, многие даже без воинских званий, они все оказались солдатами новой войны, в которой гремели чисто идеологические залпы.



Залпом был захват чанкайшистами советского танкера, залпом была последующая свистопляска вокруг его команды, залпом был сам фильм, снятый на основе этих событий.

А залпы эти крушили человеческие судьбы не слабее, чем железо и порох. На момент грандиозного успеха фильма его история была очень далека от своего завершения. Мало кто вообще знает, что она, фактически, завершилась только в 1993 году.

Спустя 39 лет!

Мои подозрения были частично верны. Сценарий фильма действительно писали разные люди. За всю художественную часть, включая чисто приключенческие, киношные моменты и сочный одесский юмор отвечал уже известный нам по «Максимке» талантливый сценарист и одессит Григорий Колтунов. А вот за документальную сторону отвечали непосредственные участники событий и прежде всего представители комсостава – капитан танкера Виталий Калинин и его замполит Дмитрий Кузнецов.

Видимо поэтому персонажи представляющее на экране их персоны выглядят наиболее плакатно. Серьезные люди серьёзно подошли к вопросу самопрезентации.
Еще в 1956, буквально через год после их триумфального возвращения на Родину, они опубликовали свою документальную повесть под названием «Танкер “Туапсе”», в которой рассказали о постигших их испытаниях.



Мне удалось раскопать только короткие фрагменты этой книжицы, и сдается, что этот режущий контраст между живым диалогом Виктора Райского и тяжеловесным закадровым текстом помполита Коваленко обусловлен как раз героической попыткой Колтунова совместить свой незаурядный литературный дар с идеологически выверенной линией корабельного комиссара. Во всяком случае, многие сценарные моменты и даже фразы узнаваемы во фрагментах книги.

И все же именно эти временами раздражающие тексты придавали фильму странный вес, создавая эффект почти документального кино. Можно даже считать это колоритом эпохи.



Немало начитавшись рассказов о трагедии танкера, я прекрасно понимаю, что реальность была гораздо страшнее и сложнее, но кинематографические законы того времени требовали известного упрощения сложностей и ретуширования ужасов.

Тем не менее, сценарий достаточно точно воссоздавал картину событий и её политическую подоплеку, все персонажи фильма – и наши, и враги - имели исторические прототипы.

Изменены были фамилии наших моряков (имена врагов были сохранены с обличительной точностью), хотя в подавляющем большинстве сценаристы все же пытались ассоциативно приблизить имена героев и персонажей.

Так реальный капитан танкера - Калинин стал Калугиным, а замполит Кузнецов - Коваленко.



Самый могучий член команды – великан, для усмирения которого гоминдановцам пришлось задействовать десять солдат, носил фамилию Воронов. В фильме его зовут Грачев – Грачик, как нежно называет его Райский.



Корабельный доктор Романов получил в фильме фамилию Никитин.

Самый молодой член команды – семнадцатилетний Коля Федоров в фильме зовется Костей Береговым.



А вот герою Вячеслава Тихонова оставили даже имя – в реальной жизни Виктора Райского звали Виктор Ляховский и он тоже был мотористом и одесситом. Впрочем, конкретно в случае этого героя споры о прототипе не утихают, так что можно утверждать, что прототипов у Райского было два – официальный и тайный.



Теперь уже, по прошествии более чем 60 лет, многие туманные детали в истории с танкером «Туапсе» выглядят ясными и даже классическими. Очевидно, например, что провокация с этим кораблем была предрешена задолго до рокового рейса в Китай.

Часть вторая. Танкер


«Туапсе» для СССР строили датчане. Это был второй корабль типа «Апшерон».


Надеюсь, вы еще не забыли историю с «Мистралями», которые нам французы так и не отдали? Так вот, подобные штучки с нами пытались проделать и раньше. Но с такой великой страной, как СССР, шутить было опасно, не то, что с современной РФ.

Хотя американцы сделали все, чтобы датчане зажилили и этот корабль, но наши оказались проворнее и под покровом ночи (возможно даже, при попустительстве тех же датчан) увели танкер с верфи.

Однако американцы ничего не забыли, не простили и следили за кораблем. Так что плавал он не долго – всего семь месяцев.

По тем временам «Туапсе» был просто фантастическим судном. Огромный суперсовременный красавец, нашпигованный самой передовой техникой. Гордость флота.

Служба на нем считалась почетной и престижной, элитную в хорошем смысле этого слова команду тщательно проверяли и фильтровали, при малейшем подозрении на некомпетентность или неблагонадежность – списывали на берег.

Танкер выполнял исключительно мирные функции и до трагедии на Тайвани успел совершить всего два рейса в Антарктиду. Туда отвозил топливо и продукты для наших китобоев, обратно – китовый жир.

После второго рейса половину рядовой команды заменили. По официальной версии по причине усталости экипажа, совершившего за полгода два рейса на другой конец земного шара. По неофициальной – не все моряки достойно выдерживали испытание загранкой. Это я к тому, что глаз за морально-идеологическим здоровьем личного состава на корабле был строгий.



Судно вышло в свой последний, третий рейс из порта приписки - Одессы в конце мая 1954, взяв курс на Шанхай. На борту находилось 49 членов экипажа и 10 тысяч тонн осветительного керосина для китайских ламп. Как не пытались потом чанкайшисты доказать, что это был авиационный керосин для истребителей Мао, который на тот момент готовился к штурму Тайваня, экспертизы это не подтвердили. Груз был сугубо мирный.
Прикрепления: 7454126.jpg(200.3 Kb) · 7400909.jpg(42.0 Kb) · 9317803.jpg(16.6 Kb) · 4266945.jpg(154.3 Kb) · 8427544.jpg(133.0 Kb) · 0771655.jpg(147.2 Kb) · 0641545.jpg(158.6 Kb) · 4547031.jpg(154.3 Kb) · 0843570.jpg(29.8 Kb) · 0921487.jpg(16.3 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 12:39 | Сообщение # 127
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Часть третья. Захват


Теперь уже никто не оспаривает тот факт, что беспрецедентная до того момента и совершенно пиратская по всем международным меркам акция, которая произошла спустя ровно месяц в Южно-Китайском море, была тщательно спланирована и не тайванцами, а американцами, которые курировали китайских беляков и оказывали им тактическую поддержку.



Американцы вели корабль с самого начала его рейса. В слежке были задействованы штатовские самолеты и эсминцы. Советские моряки знали, что гоминдановцы способны на захват корабля. Накануне чанкайшисты уже проделывали такие штучки с польскими судами. Но, во-первых, все заканчивалось простым грабежом. Во-вторых, наши были абсолютно уверены, что гады не рискнут нападать на судно под красным флагом. Все-таки авторитет нашей страны в эти годы был не дутым, а абсолютным.



Спустя многие годы участники событий и эксперты-историки хором утверждали, что, если бы был жив Сталин, ничего подобного произойти не могло бы в принципе. Тайванцы слишком хорошо понимали риски, чтобы покушаться на авторитет грозного вождя страны Советов.

Но на дворе стояло лето 1954. Грозный вождь уже, хотя и все еще, лежал в Мавзолее, а в Кремле его преемники делили власть. Постромки ослабли и чанкайшисты осмелели. К тому же за их спинами стояли очень влиятельные кукловоды.

Ровно в 4 часа утра (любят гады это время) 23 июня 1954 на траверзе Тайваня в 125 километрах от острова, в нейтральных водах, путь нашему танкеру преградили два эсминца и корвет. Над палубой барражировали самолеты.



Световой морзянкой нападавшие потребовали наших остановиться и повиноваться. Все еще рассчитывая, на недоразумение, капитан отказался выполнить требования. Тогда военные корабли открыли огонь.



На «Туапсе» не было оружия от слова совсем. Даже плевого пистолетика. Только кулаки советских моряков, половина из которых, впрочем, была фронтовиками. Выбора у капитана не было. Его корабль назывался «Туапсе», а не «Варяг».

Остановив судно, он направил на флагман нападающих своего старпома, в парадной форме и с документами. На глазах команды танкера китайцы скрутили старпому руки и утащили с палубы.

Начался абордаж.



Растерянные моряки, уже привыкшие к мирной жизни и абсолютному пиетету, которым пользовались в то время советские люди во всем мире, наблюдали, как низкорослые китайские солдатики как тараканы разбегаются по танкеру и переворачивают все вверх дном.

Но благородные души не выдержали, когда нападающие стали спускать флаг и сбивать советский герб.



Завязалась кровавая драка, в которой просто чудом никто не погиб, хотя головы и челюсти были разбиты.

Пока тайванцы возились с флагом, механикам удалось вывести из строя часть важных приборов, так что в дальнейшем нападавшим пришлось танкер буксировать.
Секретные судовые документы в плите жег по приказу помполита моторист Михаил Карпов, он же спрятал на груди портрет Ильича.

Одна из самых красивых выдумок сценария – сцена, в которой пленникам, благодаря смекалке, остроумию и вокальными данным моториста Райского и исполинской силушке Грачика, удается передать сообщение в Москву. Очень забористо и эффектно получилось даже по нашим временам.



Правда при этом сценаристам пришлось давать пояснения, почему радистка не смогла это сделать во время захвата.



На самом деле, нападающие волну танкера не забивали. И радисту (это был мужчина и его звали Михаил Болтунов) удалось послать сигнал тревоги, который принял Владивосток. Правда сообщить наш связист успел только то, что «идет захват судна». Кто это делает, на тот момент было непонятно.

На законный вопрос капитана, об основаниях захвата, пираты отвечали жестко: у них идет война с коммунистическим Китаем и танкер, который перевозит стратегический груз, является вражеским судном, а его команда – военнопленными со всеми вытекающими последствиями. Тот факт, что груз на корабле был не военный, захватчиков не смущал в принципе.

Дальнейшее разворачивалось строго по фильму. Точнее фильм строго следовал событиям.



Капитана изолировали, команду загнали в Красный уголок, танкер отбуксировали к острову, в порт Гаосюн и начали разгружать.

Наши моряки объявили в знак протеста голодовку, а когда тайванцы пришли снимать их с корабля, сделали морскую сцепку и пели песни.



Корабль оставался территорией Родины и наши готовы были драться, чтобы не покидать его борт. Тогда чанкайшисты снова озверели и перешли к насилию.
Один из участников событий вспоминал, что именно в этот момент впервые стало страшно. Если до этого им, молодым людям, все происходящее казалось приключением, как в кино, то вид избиваемых товарищей, которых выдергивали из сцепки, связывали и швыряли на пристань, многим прочистил мозги от романтической чепухи.


Прикрепления: 6920689.jpg(177.7 Kb) · 0003478.jpg(188.1 Kb) · 7359883.jpg(127.1 Kb) · 7322588.jpg(190.9 Kb) · 9121509.jpg(246.8 Kb) · 4696013.jpg(165.0 Kb) · 3430893.jpg(140.8 Kb) · 9183109.jpg(153.0 Kb) · 2374729.jpg(177.9 Kb) · 9806574.jpg(186.7 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 12:45 | Сообщение # 128
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
После такого кнута, хозяева тотчас предложили гостям вкусный пряник.



Разбив пленников на три группы по 16 человек, они их поместили отдельно друг от друга и на первых порах танцевали перед ними польку-бабочку. Моряков лечили, кормили на убой и вообще старались предупредить малейшее желание, за исключением самого главного.

Тогда еще туапсинцы не могли даже близко представить, что их ждет и что нужно от них захватчикам. Ничего подобного раньше не случалось, сравнивать было не с чем, а главное, все это вообще не укладывалось ни в какую логику.

И все же наши моряки искренне верили, что Родина их вызволит, и держались молодцами. Как гласит хроника, на тот момент единственным, кто купился на прелести буржуазной жизни, был несознательный корабельный котейка.



А Родина очень долгое время, действительно, не знала всей правды. Было понятно, что танкер захвачен, но непонятно кем.

Наши все же мыслили в верном направлении и очень грозно цыкнули на Штаты, которые курировали регион. Но американцы, вежливо приняв ноту, просто сделали невинные глаза и заявили, что ничего не знают. Это была ложь, но для того, чтобы её опровергнуть, нужны были доказательства.

Только спустя достаточно долгое время Москва узнала, где именно находятся захваченные моряки и корабль. Об этом сообщили Мао несколько тайванских офицеров-перебежчиков. Китайский лидер тотчас переадресовал информацию по адресу. И тогда началась Великая международная дипломатическая битва за экипаж с привлечением ООН и всей прогрессивной мировой общественности.



Формально правота была на стороне СССР – тайванцы нарушили все мыслимые и немыслимые международные конвенции. Мировое сообщество было возмущено, авторитета молодой республике это не придавало.

С другой стороны гоминдановцы оперировали все той же формалистикой. СССР Тайвань не признавал, ни посольства, ни консульства на острове не открывал и общаться с его властями мог только через посредников. В частности, через французское консульство.





На тот момент советско-французские отношения были на пике, к тому же жена французского консула на Тайвани была русской. Но, даже имея все эти козыри на руках, наши не смогли избежать чудовищного ада, всех его девяти кругов.



Продолжение следует
Прикрепления: 7265200.jpg(226.6 Kb) · 1899108.jpg(227.0 Kb) · 7182906.jpg(159.7 Kb) · 9413500.jpg(171.1 Kb) · 7867429.jpg(138.3 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 17:48 | Сообщение # 129
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Часть четвертая. Между подлинной и подленькой свободой


Пока все эти страсти бушевали где-то очень далеко, туапсинцы, наконец-то, поняли, что именно происходит. Это случилось, когда их стали по одному возить на беседы с очень любезным соотечественником.

В фильме этому господину, так же как и всем остальным гадам оставили настоящее имя - Соколов. (Правда, в одном документальном фильме его называют Соголов, но какая разница?)



Об этом человеке известно, что он происходил из белоэмигрантов, работал в ЦРУ и в годы войны служил переводчиком у генерала Эйзенхауэра.

В фильме его представили профессиональным неудачником – все его изощренные попытки вербовать наших моряков закончились только ушибленной рукой и ссадинами, заляпанными скрещенными полосками пластыря.

На самом деле это был высокий профессионал и работал он гораздо тоньше и успешнее.

Он предлагал нашим морякам «выбрать подлинную свободу». В обмен на предательство и отказ от Советской Родины счастливчиков ожидали все прелести буржуазной жизни – большая мзда, проститутки, вино, виллы, машины, первоклассная работа, мировая слава. Всего-то нужно подписать бумагу, в которой ты отказываешься возвращаться в СССР.



Удивительно, как потом все те же самые речи, которые он произносит в фильме так, что это вызывает у зрителя только рвотный рефлекс, как потом эти речи благостно полились из уст наших политиков….

Вот некоторые считают, что доктрина Даллеса – это миф. Удивительно, однако, как точно этот миф материализовался на практике…
Прямо как в кино: «Видишь суслика? А он есть».



После этих бесед никто не возвращался к своим товарищам. И это, по словам туапсинцев, было едва ли не самым страшным. Когда человека уводили в неизвестном направлении, и он исчезал без вести. И сам этот человек ничего не знал о своих товарищах, оказывался в полной изоляции и ему начинали внушать, что на предложение согласились все, кроме него.



В фильме бутылка на столе цэрэушника до конца остается полной, потому что все до одного моряка отвергли сладкие речи о «подлинной/подленькой свободе».

В действительности, это было не так. Из 49 человек один точно нашелся. Это был начальник рации по фамилии Иваньков-Николов, человек, с которым до сих пор как с писаной торбой носятся либеральные прозападные публицисты, рисуя из него искреннего и идейного «беглеца из социалистического рая».

Этот человек честно признался, что всегда хотел сбежать на Запад и за предоставленную возможность ухватился охотно.

А вот с остальными Соколову и офицерам тайваньской контрразведки пришлось серьезно повозиться.



Людей разделили, посадили в одиночки, и начался самый страшный период психологической и физической ломки, в которой чанкайшисты проявили весь диапазон восточного коварства и жестокости.

С туапсинцами работали лучшие кадры тайванской контрразведки, которые прекрасно говорили по-русски и по-английски и были великолепными психологами. Все они в фильме фигурируют под своими именами – Гао, Фан, Ли-Хан, Пу и даже начальник охраны пленников, любитель художественного свиста «Палач» -Лю.



Значительная часть методов, которые использовали тайванцы, фильм живописует достоверно. Приступая к этой части экзекуции, «хозяева» тщательнейшим образом изучили своих гостей – все их слабые места и психологические типы. И для каждого находился свой «кнут».



Тут было и мощнейшее психологическое давление, и голод, пытка звуками, ярким светом, «пытка фотоаппаратом», когда людям подсовывали фотографии их товарищей, ведущих роскошную жизнь, провокаторы, подсаживаемые в камеры. Пленникам не давали спать, в их камерах постоянно присутствовали охранники. На допросах каждому внушали, что он остался совершенно один, потому что все остальные уже подписали отказ от Родины и живут припеваючи на роскошных виллах, что в мире уже началась третья мировая и его ждет смерть, как военнопленного.



Особенно тяжело пришлось старпому Борису Меркулову, который еще до абордажа был отправлен с документами на тайванский корабль, был схвачен там и ничего не знал, о том, что произошло с его кораблем и товарищами. Ему внушали, что «Туапсе» ушел без него, а его попросту оставили в плену. Только спустя семь месяцев от китайских охранников, дружественно настроенных по отношению к русским (и это тоже не художественный вымысел фильма) он узнал, что все его товарищи находятся в заключении, так же, как и он.



Но было и нечто такое, что фильм аккуратно обошел. Возможно, и без того картина складывалась чудовищная и создатели не захотели усугублять.

Тайванцы использовали и физические пытки. Ко всем, кроме комсостава, который был «лицом» команды. Особенно палачи налегали на молодых, в расчете на их слабость. Хотя в принципе доставалось всем.

Прикрепления: 0888594.jpg(161.6 Kb) · 4492805.jpg(147.5 Kb) · 0108265.jpg(128.3 Kb) · 3827478.jpg(121.9 Kb) · 2959925.jpg(18.9 Kb) · 6723502.jpg(170.2 Kb) · 7262763.jpg(144.2 Kb) · 7338983.jpg(131.7 Kb) · 6347236.jpg(135.8 Kb) · 6331698.jpg(124.9 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 18:02 | Сообщение # 130
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
При этом тюремщики старались использовать такие методы, которые не оставляют заметных следов, поскольку время от времени к заключенным пускали представителей Красного Креста. Пленникам зажимали между пальцев четырехгранные металлические палочки, загоняли иголки под ногти, били по пяткам, избивали свинцовыми перчатками, пытали током, бросали в земляные ямы, куда солдатня испражнялась, поили различной восточной гадостью, которая вызывает галлюцинации и усугубляет депрессию. В перерывах между этими процедурами свое дело делала страшная духота и комары, которые свободно залетали в камеры через незастекленные окна.



Когда моторист Николай Воронов совершил героическую, но безнадежную попытку бежать (разве можно было убежать с острова?) его поймали, жестоко избили и имитировали расстрел у края могилы, а потом поместили в психиатрическую лечебницу.

После каждой такой сессии появлялся господин Соколов, «добрый следователь», и, обещая райские удовольствия, предлагал подписать нужную бумагу.
И все это продолжалось почти год. Выдержать такое могла только железная психика. Не удивительно, что случались и попытки суицида, и нервные срывы.

Только под давлением мировой общественности тайванцы вынуждены были смягчить режим. Через девять месяцев ада пленники стали получать продукты и письма из дома, их стали снова объединять в группы.



Зачем нужны были эти сложности? Зачем вообще тайванцам были нужны все эти механики, мотористы и радисты?

Ну, для начала, нужно было хотя бы оправдать захват судна. Это сегодня подобными вещами никого не удивишь, но в середине двадцатого века международное пиратство еще не было нормой.

Когда вопиющая история получила огласку, чанкайшисты постарались придать ей видимость приличия. Одно дело, если танкер захвачен силой, совсем другое, если его экипаж сдался добровольно, чтобы «выбрать подлинную свободу». Именно об этом стали вовсю голосить западные газеты.



В дальнейшем, все это вышло на куда более серьезный уровень. «Холодная война» стремительно набирала обороты и в её обязательном прейскуранте значились «перебежчики», которые должны были рассказать всему миру об ужасах социалистической тирании, из которой они вырвались с кровью.
По сути, история с танкером «Туапсе» стала пробным шаром в этой разновидности политической пропаганды. Эти люди нужны были не тайванцам. Они нужны были американцам, которые как воздушный шар надували миф об «империи зла».

Туапсинцы, понятно, ничего этого знать тогда не могли.



Они просто очень хотели домой и держались до последнего. И укрепляли тело спортом, а дух теми самыми методиками, которые сегодня на либеральную тусовку действуют как красная тряпка на быка: устраивали тайные празднования годовщины Октября, вспоминали клятву «молодогвардейцев», подписывали кровью обещание выдержать все.

И даже в самые страшные минуты сознавали, что тот, кто выдержит, тот и вернется. Ну, хотя бы не упустит свой единственный шанс.




Часть пятая. Герои и предатели


К сожалению, тайванцы делали все, чтобы шанс этот был сведен к нулю. Двое из пленников – Калмазан и Коваленко - не выдержали мучений и скончались в тайваньском госпитале.

В фильме психологический прессинг не выдержал только один моряк – Иван Фролов. Остальным членам команды, которых не отпустили, просто не повезло – их подписи под обращением к французскому консулу были смыты дождем. Красивый, патриотичный ход, но это неправда. И было их не 11 и дождя никакого не потребовалось. В действительности, таких Фроловых было 20 человек!



19 туапсинцев, включая тех двоих, что позже скончались, вслед за Иваньковым-Николовым подписали отказ от Родины. Причем некоторые из них стали вести весьма неподобающий для советского человека образ жизни с борделями и пьянками, активно сотрудничать с гоминдановцами, общаться с белоэмигрантами, агитировать товарищей по плену подписать отказ и выступать в прессе. И делали они это вовсе не с той благородной миссией, какую в фильме нес Виктор Райский.



Впрочем, вряд ли можно считать такой большой процент отказников удачей ЦРУ и гоминдановской контрразведки. Минимум 15 подписантов позже утверждали, что сдались в надежде вырваться из ада, чтобы ухватиться за любую возможность какими угодно окольными путями вернуться в СССР.

Впоследствии они будут обвинять своего замполита в том, что он оказался «сильным» только в кино, а на самом деле, не сумел внести полную ясность в их мозги. А исследователи писали, что «не выдержали», главным образом молодые – средний возраст 24 года.

Но справедливости ради стоит сказать, что, например, самый юный моряк - Николай Федоров, которого на корабле называли Коля Маленький, стойко снес все, хотя тайванцы возлагали на него особые надежды и обрабатывали по полной.



29 моряков, включая единственную девушку, мужественно выдержали все мучения, которые продолжались 13 месяцев.

Однажды, когда Коля Федоров во время допроса остался один на один с переводчиком, тот шепнул ему, что скоро все кончится, потому что наши через французов добились освобождения тех моряков, которые не подписали отказ.

И в самом деле, для этих героев благополучный финал истории был уже близок.

Тайванцы вынуждено согласились отпустить несломленных русских. Их ожидал настоящий триумф.

Команда возвращалась в СССР через Китай, по которому они ехали почти неделю, бесконечно останавливаясь, чтобы ощутить тепло приема. Для всего социалистического мира они были настоящими героями.


Родина встречала изможденных, но выстоявших моряков как победителей с войны, что было совсем недалеко от истины. Вся страна повторяла их имена, их лица смотрели со страниц газет, журналов, из кадров кинохроник. Все они получили награды и приличные компенсации. Им выплатили зарплаты за все месяцы плена, их отправили на двухмесячный отдых на лучшие курорты страны, все они были прекрасно трудоустроены в дальнейшем. Многие даже свободно плавали в загранку, дослужились до капитанов, в том числе и Коля Федоров. Один из моряков был участником знаменитой операции «Анадырь», в результате которой разразился Карибский кризис.

Жизнь их сложилась вполне благополучно, хотя для многих пережитый ужас не прошел даром – здоровье и психика были подорваны.

Прикрепления: 1783858.jpg(125.3 Kb) · 8269332.jpg(128.9 Kb) · 5863149.jpg(181.0 Kb) · 3064161.jpg(138.9 Kb) · 7879606.jpg(123.4 Kb) · 7857984.jpg(123.4 Kb) · 0551096.jpg(198.7 Kb) · 4504993.jpg(114.6 Kb) · 0346832.jpg(139.1 Kb) · 8597345.jpg(150.4 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 18:25 | Сообщение # 131
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Часть шестая. Сломанные


По страшной иронии судьбы те, кто «сломался» и, как им казалось, выбрал более легкий путь домой, на самом деле только усугубили свое положение. Тайванцы специально привезли их на аэродром, чтобы они увидели, как улетают выстоявшие.



Это было страшным ударом. Один из отказников, Димов, поняв, что совершил страшную ошибку, покончил с собой. Но даже он вернулся на Родину прахом вместе с двумя другими умершими товарищами.

Впрочем, на момент, когда фильм вышел в прокат девять из оставшихся семнадцати «отказников» уже тоже были дома!

Больше всех повезло тем, кого с Тайваня в первую очередь отправили в Штаты. Таковых счастливчиков оказалось девять человек, включая «идейного отказника» Иванькова. Повезло не в том смысле, о котором может подумать современный читатель. Просто в США было советское представительство.

Хотя к каждому из девяти сразу же по прибытии приставили цэрэушных «опекунов», добрые хозяева всячески запугивали «гостей» ужасами Гулага, который их ожидал дома, а чтобы уж наверняка, их заставили выступить в прессе и рассказать о своей радости обретения «подлинной свободы», несмотря на все это пятеро из девяти сумели осуществить свой план.

Они оторвались от «кураторов», пробились в советское посольство и на весь мир объявили, что не собирались предавать Родину, а всего лишь пытались добраться до нее окольными путями.

Их встречали с такой же помпой, как и предыдущую партию! Вопреки угрозам и ожиданиям, никто их преследованиям не подвергал, хотя проверки, понятно, были.

Только спустя восемь лет один из этой пятерки, судовой бухгалтер Ваганов, все-таки попал под следствие и был осужден на несколько лет за измену. Как говорил он сам - за длинный язык. Даже в годы разнузданной реабилитации всех подряд, в начале 90ых, наши либералы с большим треском пробивали ему снятие судимости, такое там было мутное дело.

Оставшиеся в Штатах моряки затерялись во времени и пространстве.

Рассказывают, что двое из них – Татарников и Еременко - вступили в армию США. Третий осел в Нью-Йорке. Дома их приговорили к смертной казни, как изменников. Только один из них все же был возвращен в СССР. По странному стечению обстоятельств это и был Иваньков, первым подписавший отказ. «Подлинная свобода» - как-то странно повлияла на его душевное здоровье. Он попросту сошел с ума и американцы выдали его. Расстреливать сумасшедшего никто не стал.

Печально сложилась судьба другой группы отказников, в которую входили четыре моряка. Их отправили в Бразилию. По их собственной версии, потому, что там не было советского представительства. Фиаско с первой партией перебежчиков многому научило врагов.

В Бразилии эта группа прожила два года, после чего с помощью поляков бежала в Уругвай, а оттуда уже рукой было подать до СССР, куда они вернулись аккурат к премьере фильма.

Дома их встретили очень тепло, но через полгода всю четверку засадили на 15-12 лет! Просидели они, правда, всего 6, но клеймо изменника родины носили до 1990ых.



Сами они в более поздних интервью утверждали, что оказались жертвами плохого настроения Хрущева, которому показали какие-то их бразильские фотографии.
Но чем дальше в лес, тем толще партизаны. Уже ближе к старости они стали рассказывать такие подробности своих тайваньских приключений, что, если честно, интерес к их персонам товарищей из КГБ вовсе не казался преувеличенным. Например, купания в бассейне сына Чан Кайши, пьяные шутки, антисоветские выступления на митингах и в прессе, активная агитация товарищей к предательству, большие гонорары за эту подрывную деятельность и близкие контакты с Владимиром Кирилловичем Романовым, который был хорошо известен своей антисоветской планидой и связями с фашистами и который специально для встречи с туапсинцами-отказниками приезжал на Тайвань.

В довершении всего оказалось, что кое-кто из этой четверки был секретным агентом КГБ, изменившим присяге, ну уж это вообще ни в какие ворота не лезло!
Вот с этими туапсинцами в наши дни, понятно, носятся журналисты, живописующие ужасы кровавого совка! Это они стали главными героями документальных фильмов о танкере, репортажей и публикаций, коих в сети полно.

В 1998 году одного из них, Владимира Бенковича, пригласили на популярную программу «Взгляд». Этот глубоко несчастный человек даже тогда пытался извиниться перед Родиной за проявленную слабость, и по его лицу было вполне очевидно, как он стыдиться того, что не выдержал.



Напротив него сидел совершенно чужеродный, холеный и гламурный Александр Любимов и с какой-то совершенно неуместной ухмылочкой вопрошал: «За что же извиняться-то, если была физическая боль?» Понятно было, что он совсем не понимал этого человека, его боль и трагедию. И интересен он ему был исключительно в целях пропаганды.



Понятно было так же, что сам этот глянцевый господин, ни одной минуты бы не колебался, прежде чем подписать ту самую бумагу, которую чанкайшисты подсовывали нашим морякам.

Но как бы драматично не складывалась судьба этих туапсинцев, страшнее участь досталась тем, кто рискнул совсем отказаться от своих подписей.

Их тоже было четверо. И вот на них-то тайванцы отыгрались по полной программе. После издевательств все четверо были приговорены к 10 годам тюрьмы, но даже после этого срока домой их не отпустили. А Родина либо не смогла, либо не захотела их вызволять.

Только в 1988 году трое разбитых жизнью стариков – Саблин, Писанов и Книга были возвращены на Родину стараниями нашего консула в Сингапуре.

Последнего туапсинца, Всеволода Лопатюка, тайванцы продержали еще пять лет и отпустили только после того, как несчастного свалил инсульт. И у них, видимо, были основания для такой изощренной жестокости.



Хотя последний туапсинец покинул проклятый Тайвань, героический корабль нашел там свою вечную стоянку. Чанкайшисты не вернули танкер. Его перекрасили, переименовали и долгое время он плавал в составе тайванского флота, пока не был списан.



Сегодня законсервированное судно стоит на рейде порта Гаосюн, как памятник самому себе.



Никаких извинений и компенсаций за инцидент власти острова не принесли до сих пор.

Вот так ненавязчиво, чужими руками, Штаты сумели доказать, что с ними шутить даже СССР не стоит.


Часть седьмая. Последняя воля Владимира Брауна.


Тогда, в середине 50ых, наши соотечественники, понятно, не знали и не могли знать всей горькой правды о захваченном танкере. Но его герои вызывали у всех совершенно неподдельное восхищение. Эта история была сродни подвигу «молодогвардейцев», так что Вячеслав Тихонов согласился на предложение сняться в «ЧП», даже не читая сценарий. Как и все остальные актеры и члены съемочной группы, он был воодушевлен и горд такой работой.

На тот момент он еще не был звездой в полном смысле этого слова – «Пеньково» все еще лежало на полке, но, как я уже заметила, Ростоцкий не был единственным проницательным режиссером в советском кинематографе. Актера уже так же успел оценить Владимир Браун, у которого Тихонов снимался в «Максимке».




Еще в то время, Браун пообещал снова позвать его в другой свой фильм и вот прекрасный шанс подвернулся, когда в 1957 году началась основательная подготовка к съемкам масштабного и весьма значимого фильма, в котором были объединены усилия сразу двух киностудий страны.

К сожалению, в самом начале работы Браун скончался, и съемки фильма перепоручили другому - одному из самых талантливых режиссеров киностудии им. Довженко, Виктору Ивченко.

Но Браун оставил «завещание», которое новый художественный руководитель проекта не мог игнорировать. Так Тихонов был приглашен на пробы.
Виктор Райский казался настолько шикарным героем, что сыграть его хотели очень многие. Конкуренция разворачивалась жесточайшая. И, хотя Тихонова на Украине знали по его предыдущим работам, для большинства было совсем неочевидно, что он подойдет на роль раскованного, остроумного одессита. Основания для сомнений имелись. Слишком уж лакированными выглядели его предыдущие персонажи.



К тому же играть одессита само по себе достаточно сложно. Здесь нужен такой мощный, не наигранный внутренний кураж, который не каждому подвластен.

Среди претендентов на эту роль нашлись и настоящие одесситы, которые пребывали в абсолютной уверенности, что они-то подойдут куда лучше. К заезжему москвичу относились с понятным недоверием. И все же, заезжий москвич был так хорош собой, что это серьезное преимущество многих выбивало из колеи.


Прикрепления: 8946631.jpg(161.9 Kb) · 7598753.png(313.2 Kb) · 9894030.jpg(48.4 Kb) · 7093102.jpg(53.3 Kb) · 1605681.jpg(120.7 Kb) · 4312338.jpg(13.7 Kb) · 8149296.jpg(148.7 Kb) · 3137590.jpg(96.9 Kb) · 3791546.jpg(186.6 Kb) · 9532719.jpg(181.3 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 18:42 | Сообщение # 132
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Павильон, где проходили пробы, словно намагнитили – половина студии имени Довженко сбежалась туда посмотреть на то, как проявит себя молодой московский актер.



И молодой московский актер все понял и, сам того не подозревая, еще на заходе доказал, что Райский из него выйдет-таки первоклассный. Он просто стал безбожно тянуть время, делая вид, что внимательно изучает площадку, забрасывая режиссера самыми разнообразными вопросами, копаясь в тексте сценария. Короче, изображая бурную деятельность, делал все, чтобы не идти на поводу всеобщих ожиданий. Ровно так же, как Виктор Райский в застенках Гоминдана, когда он ловко уходил от ответов на вопросы тюремщиков.



Только после того, как заскучавшие зеваки рассосались, Тихонов вышел на площадку и отыграл свою пробу.

Не знаю, была ли она так хороша, или режиссер заценил остроумный ход актера, но Тихонова на этот раз утвердили с пол-оборота, сразу, без битв и компромиссов.



Какие битвы, когда и ребенку понятно, что он был просто рожден для этой роли? Кому бы еще с такой изящной легкостью удалось сбалансировать живую достоверность и почти голливудский кинематографический флёр.





Часть восьмая. Вся правда о Викторе Райском


НЕ киношная история захваченного танкера была неоднозначной, многослойной и гораздо более страшной. Многие её детали в принципе не могли попасть на экран в те годы, другие нуждались в творческой переработке, в соответствии с законами художественного жанра и доминирующих в обществе идей.

И очень даже понятно, что ради усиления кинематографического эффекта сценаристы вносили свои коррективы в жизнь.

Например, единственная девушка на корабле была вовсе не радисткой, а буфетчицей. Ей звали Ольга Панова. Держалась она в плену очень мужественно и даже дерзко. Но согласитесь, что буфетчица – это не так романтично, как радистка.



Не говоря уж о том, что некоторые сцены фильма, и без того передавленные, вообще бы превратились в фарс.

Чанкайшисты расстреливают буфетчицу? Бог мой… Неее!..



Так скромная работница общепита стала предтечей отважной Кэтрин Кин, а у юного Штирлица появился первый опыт подпольной работы с радистками.



Но не всем так везло с киновоплощением. Григорий Колтунов как-то рассказывал, что после премьеры фильма к нему обратился весьма расстроенный старпом танкера, Борис Меркулов. В реальности это была милейшая душа, а в фильме его представили человеком со скверным характером и неподобающей этому характеру фамилией Сахаров.

«Что вы со мною сделали? - горестно пожаловался старпом. – Не топил я никакую обезьяну».

«Извините, - развел руками автор сценария. – Вы стали жертвой искусства».



Быть жертвой искусства, наверное, очень обидно. Но не страшнее, чем стать игрушками в руках больших политиков, которые выбрасывают человеческие жизни как профессиональные игроки пачку отыгранных карт.

По поводу настоящего прототипа Виктора Райского споры не утихают до сих пор.

Листая инет в поисках информации для этой главы, я даже наткнулась на стихотворную версию, утверждающую, что образ списан с того самого Владимира Бенковича, которого в 1998 году Любимов во «Взгляде» демонстрировал, как жертву кровавого совка.

Идея такая – Бенкович нарочно подписал отказ от Родины, ходил по борделям и всяко морально разлагался, а так же агитировал товарищей разлагаться вместе с ним, но при этом всем внушал, что только таким образом они смогут вырваться с Тайваня, а при первой же возможности, они обязательно вернутся домой.



Однако все туапсинцы рассказывали Тихонову совсем другую историю и называли совсем другое имя.

Как я уже упоминала, официально считалось, что прототипом Райского был одесский моряк, моторист Виктор Ляховский. Именно с ним Тихонова познакомили перед началом съемочного процесса.

Тут выяснилось, что внешне Ляховский совсем не похож на голливудского красавца – невысокий и рыжий. К тому же очень неразговорчивый и, похоже, с первого взгляда между актером и прототипом героя отношения не сложились.

Но в дальнейшем дела явно наладились и молодые люди даже подружились. Неразговорчивость Ляховского была сродни неразговорчивости Тихонова – имея внутри себя достаточно мощный запал душевной энергии и воли, он внешне оставался человеком очень скромным.

Рассказывают даже, что знаменитый сигнал обмана – скрещенные пальцы, которые затем сводили с ума миллионы зрителей, Тихонов предложил сам и именно после общения с Ляховским, поймав волну того самого внутреннего куража настоящего одессита.

Прикрепления: 8592938.jpg(261.2 Kb) · 7889506.jpg(145.6 Kb) · 1968956.jpg(149.4 Kb) · 3321897.jpg(130.1 Kb) · 1285657.jpg(130.4 Kb) · 8507970.jpg(142.9 Kb) · 5438871.jpg(165.8 Kb) · 2679554.jpg(179.8 Kb) · 6084833.jpg(162.6 Kb) · 2416191.jpg(138.6 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 18:55 | Сообщение # 133
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Скрещенные пальцы – достаточно древний оберег, отгоняющий зло. Считалось, что если врать, сложив пальцы, ложь к тебе не прилипнет и карма не испачкается.
Уже не помню где, но читала, что жест этот Тихонов подсмотрел в одном из иностранных фильмов.



Вот почему и фразочка родилась о «влиянии буржуазного кино». Вообще странно, что актёра после этого в авторы сценария не вписали, ведь это, фактически, ключевая фишка фильма!


Виктора Ляховского, конечно, сделали героем не случайно. В плену он вел себя очень мужественно, героически вынес все - и побои, и голод, и провокации, и пытки психотропными веществами, и допросы самого начальника контрразведки генерала Пу Даомина. Вот только отказ от Родины он не подписывал, по борделям не ходил и с консулом французским не встречался.

На самом деле, того одессита, которого тайванцы опрометчиво пустили на встречу с французом, звали Всеволод Лопатюк и он был судовым коком.



О Лопатюке команда отзывалась весьма противоречиво, и, судя по всему, он был сложным человеком, но все однозначно уверяли Тихонова, что это его подвиг приписали в кино Виктору Ляховскому.

В одной из самых драматических сцен «ЧП», накануне встречи с консулом, Райский курит, погруженный в напряженную задумчивость и осмысливает свою дальнейшую судьбу. Закадровый голос помполита сообщает нам, что тайванцы ни за что не простят Виктору то, что он сделает и для него лично «круг замкнется».



Так вот, для Лопатюка он точно замкнулся! Именно его тайванцы и не выпускали с острова целых 39 лет! Даже после того, как в 1988 выпустили трех его последних товарищей по плену.

Свободу он получил уже разбитым параличом стариком, когда у него отказали ноги. Три последних года на Тайвани он пролежал в каморке без окон, двери домика выходили на кладбище. Его сторожу доплачивали за уход. Когда тайванцам это надоело, они позвонили в Россию.

Всеволод Лопатюк уходил в свой последний рейс еще совсем молодым человеком, дома у него оставалась жена и четырехлетняя дочь.

Не знаю, выходила ли эта женщина еще раз замуж или ждала как Пенелопа всю жизнь, но когда тайванцы предложили ей забрать своего лежачего мужа, она согласилась без всяких оговорок.



Так в 1993 году последний моряк «Туапсе» вернулся на Родину. Судьба отвела ему еще пять лет жизни с семьей. Но стоит ли говорить, что это была за жизнь?
Вполне очевидно, что подобный исход был совершенно неприемлем для советского кино 50ых годов. Даже в страшном сне невозможно было представить, что душа и сердце фильма – Виктор Райский будет оставлен в аду плена. Зритель этого бы точно не понял, не простил и не допустил!



Поэтому для Виктора Райского все закончилось так же, как для Виктора Ляховского – он вернулся домой в почете и славе.

Зато на Тайване сценаристы «оставили» милого и душевного великана Грачика, несмотря на то, что с его прототипом Вороновым все было в порядке.
Дань исторической правде все же нужно было отдавать и зритель, хотя тоже был глубоко огорчен таким поворотом, но все же должен был осознавать, что хэппи энды хороши для беллетристики. А реальность сурова, жестока и не зависит от ожиданий большинства.




Часть девятая. Люди и гвозди


Таким образом, можно утверждать, что киношный образ, созданный Тихоновым в «ЧП» был собирательным. И вот что интересно, три самых собирательных образа фильма оказались в нем самыми интересными, живыми, развивающимися и яркими - Райский, Фролов и Грачик.

Те же герои, кто был списан с вполне себе конкретных людей получились совсем уж железнобокими. Совсем как у другого Тихонова, Николая: «Гвозди бы делать из этих людей, в мире бы не было крепче гвоздей».

В меньшей степени это касается капитана танкера в исполнении Александра Анурова. Он получился более человечным, интеллигентным, сомневающимся, с больным сердцем и острой тоской по сыну.



В большей степени это относится к образу помполита, с которым создатели явно переборщили. По очень интересному совпадению его играл однофамилец настоящего помполита «Туапсе».

Я очень хорошо отношусь к актеру Михаилу Кузнецову и люблю все его роли. С детства. Потому что сначала он вошел в мою жизнь в образе смекалистого солдата из фильма «Марья-искусница», снятом спустя пару лет после «ЧП».



А потом я уже не могла представить другого воеводу Прозоровского из моего обожаемого мини-сериала «Россия молодая».

Но вот в «ЧП» он меня слегка напрягал. Причем не актерской игрой, я именно этой наивной деревянностью и плакатностью персонажа, который выписан откровенно скучно и местами даже театрально.

Понятное дело, что в советские времена образ политического комиссара не мог быть другим, но, как говориться, бывало и хуже.

Перечитывая заметки с воспоминаниями участников событий (сегодня в интернете их очень много), я часто натыкалась на разговоры о том, что настоящий помполит не был образцом сильного лидера, который направлял экипаж в нужное русло борьбы. Даже наоборот – именно в группе, к которой он был изначально прикреплен и оказался самый большой процент отказников, хотя сам помполит выстоял. Впрочем справедливости ради, эти разговоры вели именно «отказники», которые не могли не испытывать чувства досады.



Очень многие туапсинцы рассказывали, что гораздо больше для поддержания духа команды сделал старший механик Антон Сергеевич Беспалов. Интересно, что в фильме помполита зовут Антон Семенович, что навело меня на мысль, что авторы хотя бы таким образом отдали дань уважения храброму моряку.

И все же все рекорды «ходульности», на мой взгляд, побила единственная девушка в команде, Рита Воронкова. О, да…

Продолжение следует.
Прикрепления: 0131521.jpg(135.3 Kb) · 0777269.jpg(140.6 Kb) · 2305787.jpg(6.7 Kb) · 5380439.jpg(141.3 Kb) · 5980289.jpg(10.3 Kb) · 3102009.jpg(169.8 Kb) · 2920651.jpg(149.8 Kb) · 6151334.jpg(130.0 Kb) · 5359156.jpg(19.8 Kb) · 8419691.jpg(161.6 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 21:42 | Сообщение # 134
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Часть десятая. Штирлиц и радистка. Начало




Судя по небольшим фрагментам книги о танкере, направление было выбрано правильное – прототип Риты, Ольга Панова, вела себя в плену очень достойно.  И с точки зрения эстетики украинская актриса Таисия Литвиненко  -  несомненно, хороша собой и смотрится эффектно.  Но  в роли такого безупречного плана главное не переборщить.  И еще, уметь играть, конечно.



Актриса явно  находилась под впечатлением «Молодой гвардии», но то ли харизма не дотягивала, то ли талант перетянул.

Нюансы, полутона,  движение мысли, оправданность действия? Не, не слышали. 



Ровно три с половиной эмоции за весь фильм – гневное презрение, радостное возбуждение, легкая игривость  и  картинная, подсмотренная в голливудских фильмах 
истома. Все остальное  - нечитаемо.

И как-то получилось, что не понравилась она мне  сразу,  в самой первой увиденной мной сцене.

Вот что в этой самой сцене вытворяет Тихонов, мой слабый язык описать не способен категорически. 



Он бы мог вообще в принципе ничего не говорить, только вот так вот, плавно поводя веками, изливать на девушку поток такого таинственного, живого,  сладкого и  густого чувства, что  в нем можно было бы на месте захлебнуться по самую маковку. 

Вся красота души человека  в этом играющем, поющем, магнетизирующем взгляде. Лично я  в ступор впала, когда это увидела. Совершенно ответственно заявляю, что более красивого признания в любви я не видела ни в одном фильме за всю свою жизнь.

Когда-то, правда, совершенно по другому поводу, уже после знаменитой сцены в кафе «Элефант», Тихонова спросили, смотрел  ли он так в реальной жизни хотя бы на одну женщину. 
- Вы думаете, я вам отвечу? – сказал он тогда.  

Ну, если смотрел, то это, я вам скажу, был  чистый сексуальный террор.  И еще раз.


Вот лично я, например, если бы оказалась на месте этой самой девушки в тот момент и сразу не сошла с ума от счастья, впиявилась бы в человека так, что меня бы от него  долго  отрывали все ассистенты режиссера,  операторы, гримеры, костюмеры, монтажеры, консультанты и чанкайшисты с автоматами. 

А эта сделала классическую позу голливудской блондинки, коротко клюнула мужика в губы – и клюнула ли не понятно вообще, и, запрокинув голову, жеманно зашептала свою реплику. Тяжелый случай. 



Оправдание у нее могло быть только одно,  если  сбоку от оператора стояла мрачная Нонна со скалкой. И то, какое это оправдание?  Ради такого можно было бы и скалку вытерпеть!


Видимо, режиссер сам понял - дело швах, потому что снимал  так, что лица актрисы мы не видим.  С другой стороны, у  меня есть версия. Тихонов так убойно сыграл только потому, что девушка напрочь играть не могла. Вот и пытался человек из кожи выпрыгнуть, чтобы хоть  что-то похожее на  живые эмоции из партнерши выудить.  Но случай оказался безнадежным.

Дальше  кризис пошел  на  бреющем полете, пока не вошел в пике в ужасной  сцене расстрела. Я, конечно, понимаю, что девушка хотела сыграть не хуже, чем Нонна в сцене казни, но для этого хотя бы играть нужно, а не позировать для плаката из серии «Воин Красной Армии, спаси!».




Я  ни в коем случае не опровергаю тот факт, что такие девушки были. Но вот когда с таким выражением лица у края шурфа стоит Инна Макарова, я верю. А тут – ну ни на грамм. 

Железобетонная радистка Рита, проявляя чудеса мужества и героизма, не способна  была  на чудеса сообразительности. Даже просто на сообразительность, какие там  чудеса.  И бесила она меня всю дорогу так, что  к концу, когда она вообще вошла в раж и выболтала провокаторше  страшную военную тайну от своей исключительной, хрестоматийной правильности, я вот ни капельки не удивилась. Я как будто знала, что этим все закончится.



Но  в следующую секунду оказалось, что это были цветочки. Когда  отважная радистка, поняв, что крепко сваляла дурака,  смело бросилась душить женщину на глазах у её маленькой дочки, я решила, что зря её чанкайшисты не расстреляли по правде.
Прикрепления: 8406024.jpg(135.3 Kb) · 5527756.jpg(143.1 Kb) · 5960046.jpg(140.6 Kb) · 6466209.jpg(146.4 Kb) · 1177810.jpg(148.7 Kb) · 4109863.jpg(163.8 Kb) · 5872133.jpg(28.8 Kb) · 1085471.jpg(133.7 Kb) · 0349898.jpg(47.1 Kb) · 4668487.jpg(153.3 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 22:03 | Сообщение # 135
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Не подумайте, что я злая. Просто для моего личного восприятия девушка портила все. Не знаю, что в большей степени сыграло – её бездарность или пафосная роль. Но я весь фильм старательно искала ответ на вопрос, за что он её полюбил. Да так, что печенку из себя готов был вынуть.



И второй вопрос, конечно. За что же она-то его так не любила? Не любила настолько, что в её образцово-показательном комсомольском сознании даже тень от позитивной мысли не шевельнулась. Ну не могла любящая женщина так себя вести! Просто не могла! Она должна была бы каждой своей клеточкой понимать его и без всяких условных знаков. Не понимала, не слушала, не любила, не ценила. И за что ей такое счастье? Перебор, я считаю.



Возможно, если бы роль досталась другой, более сильной актрисе, ей бы удалось исправить сценарный перекос. Ну, или если бы у девушки не было бы любовной коллизии с Райским, это не так бросалось бы в глаза…

Потому что когда эти двое оказывались «на одной линии», Тихонов просто давил её своим профессионализмом. И делал это не специально, конечно, но безнадежно.



Часть одиннадцатая. Без шуток


Собственно, я потому так много и долго пишу на эту тему, что, по-моему мнению, если бы не вот эти косяки, фильм был бы просто идеальным. А уж для своего времени – просто передовым. Касалось это и остросюжетного сценария, и неоднозначных персонажей, и отличной постановки с многочисленными неожиданными решениями, и безупречной операторской работы.



Конечно же, первостепенное значение имеет великолепный и умный сценарий, сохраняющий четкий баланс между правдой и вымыслом, юмором и трагедией, драмой и триллером, политическим документом и художественным произведением.

Непредсказуемые сюжетные ходы нанизываются на стержень повествования, по всем правилам жанра закручиваются в тугую пружину, которая мощно выстреливает в финале.




Сюжет крушит устоявшиеся шаблоны и переворачивает вверх дном стереотипы: добрый малый Ваня Фролов, единственный, кто на собрании в начале фильма заступился за Виктора и активно участвовал в операции с рацией, ломается и катится под откос… Отважная, несгибаемая радистка становится невольной предательницей… Могучий великан Грачик плачет как ребенок от чувства безысходности…. Милая, добрая, избитая и босая девушка в рваной рубашке оказывается врагом…. Непроницаемый чанкайшистский солдат – другом. Про совершенно виртуозные ходы Виктора Райского в самые критические минуты фильма говорить вообще не приходится.




И все же магистральная линия повествования безупречно следовала фундаментальной идее, нет, не соцреализма, нет – вековой, глубинной ментальности русского человека: коллективизм, общинность, соборность, командный дух, чувство локтя, один за всех и все за одного… Вот что по-настоящему помогло этим людям пройти все испытания.

Даже будучи изолированными друг от друга, они каким-то нам уже не понятным образом чувствовали и поддерживали друг друга на расстоянии. Вот почему со смехом и презрением встречали сообщения тюремщиков о том, что их товарищи сдались.



Понадобились месяцы издевательств, чтобы это удивительное взаимное чувство товарищества ослабло и начало давать трещины. Да и то не у всех. У тех, кому больше всех досталось. И то не на долго.

Может показаться немного затянутой вступительная часть фильма, но здесь заложена прекрасная ловушка для зрителя.

Нам очень долго и обстоятельно показывают кусок мирной жизни на танкере, обычные человеческие взаимоотношения – любовь, дружбу, конфликты на фоне вполне себе рутинной работы и веселого досуга посреди ласкового океана под мирным солнечным небом.



Самые обыкновенные люди со своими достоинствами и недостатками, с болячками и болями, с мечтами и печалями. В общем, такие же, как и все мы. И, в этой спокойной счастливой жизни нет ничего более чудовищного, чем зверское убийство обезьянки и последующая драка моториста и старпома. И, кажется, вот это и есть самое настоящее ЧП, которое войдет в анналы экипажа, как поучительный и неприятный инцидент.



И вдруг на головы этих людей обрушивается самый настоящий Армагеддон, который перечеркивает жизни, вытряхивает иллюзии и просвечивает каждого насквозь почище, чем рентгеновский аппарат. И каждый, сидящий у экрана вольно или невольно начинает мучиться вопросом: а что я? А как я поступил бы в этой ситуации? От этого вопроса невозможно уйти.



Прикрепления: 1443772.jpg(162.4 Kb) · 7728728.jpg(154.4 Kb) · 1872267.jpg(169.2 Kb) · 0051476.jpg(128.3 Kb) · 6985379.jpg(175.7 Kb) · 6367856.jpg(180.3 Kb) · 5269386.jpg(166.7 Kb) · 6619036.jpg(168.6 Kb) · 0517264.jpg(146.4 Kb) · 5456090.jpg(141.8 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 22:18 | Сообщение # 136
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
В числе многих преимуществ фильма были и неоднозначные персонажи.

Очень опасные и сильные враги, команду которых возглавляет шикарный и талантливый злодей – полковник Фан, китаец в исполнении Владимира Дальского, актера абсолютно европейской внешности – бравушки Советским гримерам.



Полукомическую роль полковника Гао великолепно сыграл русский китаец Владимир Ван-Зо-Ли, известный цирковой артист, которому в силу его восточной внешности в кино всегда предлагали только очень маленькие трюковые роли.



Почти все роли второго плана шикарны и это даже помогает, что для них были выбраны не слишком раскрученные актеры. Незнакомые лица придают фильму дополнительную достоверность.

За исключением бронированных плакатных помполита и радистки, все остальные члены команды выглядят живыми и как подобает живым – дышат, растут, развиваются.



Очень интересный и драматичный образ получился у Владимира Руднева, сыгравшего Фролова. Актеру удалось блестяще передать психологическое состояние ломки и мучительную трагедию тех моряков, которые не выдержали испытания и сдались. В его истерическом смехе над бесчувственным Виктором, которого в очередной раз нокаутировал бешеный Грачик, столько дикой боли и ненависти к самому себе, что становится по-настоящему горько.



Грачик - сама по себе богатырская фигура, которая возвышается посреди повествования, как скала. И хотя у него такая же железобетонная линия, как и у радистки, смотрится он невероятно органично. Сразу чувствуется актер очень большого таланта.



Фронтовик, кавалер Ордена Красной Звезды, начавший свою творческую карьеру еще с довоенных классических лент вроде «Сердца четырех», Анатолий Соловьев был в числе очень немногих актеров, кого Москва делегировала в эту картину. (Основная масса снимавшихся в фильме - довженковцы).

Исполин потрясающего обаяния, он наделил своего героя удивительной трогательностью и душевностью. А финальная, несправедливая беда его героя разбила миллионы зрительских сердец.

Он тоже так и остался в основном театральным актером. По слухам, очень сильным и востребованным. Снимался много, но, увы, преимущественно в эпизодах. С Вячеславом Тихоновым его пути пересекались часто. Например, Соловьев появлялся в серии фильмов о героическом партизане Млынском, в «Европейской истории». А еще, его голосом разговаривает Борман в «Мгновениях».

В самом последнем фильме, в котором снялся Соловьев, они снова воссоединились с Тихоновым. Это была и самая грустная лента последних лет замечательных актеров – «Сочинение ко Дню Победы».



В этом кадре есть какая-то пронзительнейшая печаль, которая точит сердце.

Ну и, конечно, основа основ, стальной стержень всего фильма, который нес на себе процентов 60 его успеха, ключевой фактор – Вячеслав Тихонов в роли Виктора Райского.




Часть двенадцатая. Фактор Тихонова 




Могу представить себе шок зрителей, критиков и кинематографистов, которые упорно не замечали этого актера в течении десяти лет, когда на них с экрана обрушился девятый вал такого мощного таланта.

Да простит меня Матвей Морозов, но «ЧП» наверняка стал первым фильмом, где Тихонов проявил одно свое исключительное качество, о котором говорил, кажется, Марк Захаров (не помню точно). Качество это заключалось в том, что, когда Тихонов появлялся на экране, у зрителя просто отваливалась челюсть.



Райский Тихонова – краеугольный и самый живой персонаж фильма.

Как бы не выпячивал сценарий мудрого помполита, зорко наблюдающего за поведением команды и осуществляющего общее руководство борьбой, не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы видеть очевидное.

Это Райский цементирует команду своим оптимизмом и силой духа. Это Райский раз за разом придумывает все ключевые ходы, которые ведут команду к спасению, предвосхищающие идеи комиссара, который в этом смысле плетется в хвосте, не забывая надувать щеки от сознания своей значимости в истории.



Тихонов рассказывал, что из общения с Ляховским он вынес один очень важный вывод, который помог ему в создании образа. Его Райский начинает играть всеми гранями своей незаурядной личности именно в минуты опасности.

В обычной жизни – это скромный, тихий и не слишком разговорчивый парень. Но в минуты всеобщего упадка он расцветает, возвышаясь до статуса истинного лидера.

Прикрепления: 7427503.jpg(131.0 Kb) · 8103344.jpg(146.1 Kb) · 3679275.jpg(164.5 Kb) · 8574007.jpg(142.7 Kb) · 4563907.jpg(125.6 Kb) · 5873788.jpg(46.8 Kb) · 9913455.jpg(166.8 Kb) · 4874850.jpg(144.1 Kb) · 0898288.jpg(196.1 Kb) · 4134359.jpg(152.6 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 22:35 | Сообщение # 137
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline



Его юмор и самообладание – сильнейшее оружие, которое действует на врага гораздо увереннее, чем железобетонное достоинство радистки Риты или помполита Коваленко. Я уже не говорю о том, как оно действует на зрителя.




Словно мало было тех чудес, которые Тихонов вытворял на экране, режиссер еще и каким-то чудом заставил его петь. А деваться было некуда – на киевской киностудии, в отличие от Ростоцкого, знали, что Тихонов поет. И дублеры были невозможны, потому что по сюжету Райский несколько раз должен распевать а капелла, выводя из равновесия врагов. Жаль только что душевная песня была разбита на куплеты, раскиданные по всей картине. Полной записи, увы, не сохранилось.




Я уже писала, что буквально с первых фильмов Тихонов удивлял своей скрупулезной внимательностью к деталям и это на глазах делало образ объемным и увлекательным. Невозможно бесконечно долго смотреть на самую красивую картину, но можно бесконечно долго смотреть на Тихонова на экране, даже если он там просто молчит и абсолютно ничего не делает.



Однажды его спросили о природе такого феномена. Он ответил, что просто никогда не перестает думать. Всегда и в любом образе, находясь в кадре, он ведет мысленный монолог и это отражается на внешности. Не очень убедительные объяснения, но все же к правде близки.

Прежде, я показывала вам один такой маленький примерчик из «Мирных дней», сцену, где заблокированные в первом отсеке подводники ждут вестей от капитана.
В «ЧП» есть еще более яркие моменты. Вот, например. Сцена идет пару секунд и называется «Команда танкера слушает политические наставления своего помполита».






Пока полтора десятка моряков на переднем плане сидят, как первоклассники на уроке и даже почти не моргают, слушая речи комиссара, Виктор Райский единственный в кадре, кто живет и мыслит. Может быть, он так глубоко переживает политинформацию.

А может, ему просто досадно, что он опоздал, и место возле Риточки уже было занято?

У Райского-Тихонова самая мощная дуга характера и самый впечатляющий диапазон художественных приемов и эмоций. Каждая сцена с ним – пиршество для глаз и настоящий сюрприз. Каждый кадр – уникален и непредсказуем. Актер идет напролом через фильм, меняясь на глазах, в каждом новом эпизоде вскрывая новый уровень характера, словно русская матрешка, от сцены к сцене примеряя все более впечатляющий образ, оставаясь при этом одним и тем же персонажем.



В начале фильма – это щуплый влюбленный паренек в потной майке и в берете на непокорных кудрях. Он искренен, непосредственен, эмоционален, его реакции по-мальчишески трепетны и естественны.



Но наступает момент, когда тяжесть испытаний кладет на него свою печать. И это бодрое выражение на совершенно изможденном лице просто невероятно.



Несмотря на всю глубину драмы, это самая солнечная роль Тихонова. Улыбка ему очень шла, но ни в одном фильме он не улыбался настолько часто и настолько убийственно.



Важное открытие, которое делал зритель, наблюдая за героем, заключалось в том, что героизм может быть не бронебойным, без каменной челюсти, неподвижного взгляда и высокопарных слов, а таким вот легким, искрометным, свежим.

Прикрепления: 6525280.jpg(148.2 Kb) · 9836546.jpg(135.3 Kb) · 3500056.jpg(175.9 Kb) · 8164008.jpg(172.9 Kb) · 7968868.jpg(173.7 Kb) · 9496076.jpg(151.4 Kb) · 2069491.jpg(166.6 Kb) · 7598451.jpg(123.7 Kb) · 9837505.jpg(180.7 Kb) · 6352760.jpg(156.3 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 22:48 | Сообщение # 138
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Когда персонаж от эпизода к эпизоду по мелочи и по крупному демонстрирует целый арсенал нестандартных решений, это вызывает восторг. Будь то опахало, сооруженное из веревочки, привязанной к ветке пальмы или самый простой способ связаться с изолированным капитаном.



Когда на глазах у публики расслабленный, веселый, нежащийся под солнышком парень превращается в интеллектуального супермена, ведущего остроумный торг с врагом, это вызывает дикий восторг. Безотносительно от того, кто на кого наставляет пистолет.



И когда зритель, основательно привыкнувший уже к живому остроумию и потрясающему самоконтролю героя, вдруг видит зрелище настоящего психологического срыва, штопор отчаяния, ужаса, бессилия и, практически, осязаемое движение воли, которое душит приступ паники, это вызывает только одно - чувство бесконечного обожания.





От сцены к сцене герой меняется в соответствии с четкой логикой повествования. И взгляд Виктора после эпизода в казарме уже никогда не будет прежним.





Но время пикировки шуточками сменяется временем противостояния более тонкого и опасного. И осознание того, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих выводит героя с уровня пассивного сопротивления на уровень дерзкой и смертельной атаки. И вот где романтические сердца зрителей переходят на бешенную дробь.



До Штирлица еще 15 лет, но он уже смотрит на нас с экрана в элегантном костюме, с волосами, уложенными в безупречную прическу. И эта сигарета, и наклон головы, пронзительный взгляд, устремленный внутрь себя. И Господи! Все так хорошо, что просто невозможно быть лучше!





И все же перед нами не Штирлиц. И даже не его заготовка. Как говорится, все совпадения случайны.

Прикрепления: 9732520.jpg(155.7 Kb) · 8079285.jpg(162.2 Kb) · 0812970.jpg(165.6 Kb) · 1341396.jpg(142.4 Kb) · 8769279.jpg(151.9 Kb) · 5696180.jpg(155.6 Kb) · 4198254.jpg(162.7 Kb) · 9311422.jpg(135.3 Kb) · 5819497.jpg(149.5 Kb) · 9840135.jpg(151.5 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 23:02 | Сообщение # 139
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
В случае с Райским нам не нужен никакой закадровый текст. Его красивое  подвижное лицо - как открытая книга, страницы которой, впрочем,  исписаны только нам одним понятным языком.



Все сцены вербовки, когда Райский-Тихонов демонстрирует  свои  прекрасные скрещенные пальцы (заткнитесь, пожалуйста, товарищ Бондарчук, вы ничего не понимаете в красоте мужских рук)



шикарны, шикарны, шикарны… Такой тихий кураж, такой воздушный шик, такой четкий очерк роли…



Особенно момент с Фроловым, единственным человеком из команды, для которого Райский  пальцы не скрещивает.  Зато он выдает здесь такой разухабистый вираж  контраста между словами, голосом и выражением лица, какой совершенно точно не знал весь предыдущий опыт отечественной кинематографии.





По сути Райский и тут приходит на помощь тонущему товарищу. Он  сам как зеркало, в котором тот видит картину своего падения,  и Виктор осознает это хорошо. И в злом своем веселье понимает, что Фролов плюет не в него, а в себя самого.



Ну, понятно, что немой диалог с помполитом, маскируемый ренегатской болтовней – это уже высший пилотаж. Лучшая сцена фильма. Чистый восторг.




Если бы создатели сериала «ТАСС уполномочен заявить» догадались оставить  герою Тихонова фамилию Райский, это было бы не просто  логично, а  весьма уместно. Потому что после таких выкрутасов, которые  тот устраивает  в тайваньских застенках, ему прямая дорожка в штат КГБ.



Смотришь и думаешь: елки! Это ведь только восьмая роль, еще все впереди, а он уже глыба! Глыба!  Дальше-то куда?



К счастью, дальше  было еще очень и очень много куда …
Прикрепления: 7930863.jpg(146.8 Kb) · 5438305.jpg(143.4 Kb) · 5419237.jpg(129.9 Kb) · 0848951.jpg(156.7 Kb) · 6145520.jpg(157.2 Kb) · 7985494.jpg(138.3 Kb) · 5500583.jpg(143.7 Kb) · 5704288.jpg(144.0 Kb) · 9445367.jpg(192.9 Kb) · 3570961.jpg(152.0 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 23:18 | Сообщение # 140
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Часть тринадцатая. «Все у тебя правильно»


Съемки фильма имели очень большой резонанс. О них писали газеты и журналы, где публиковались фото с площадок и даже фрагменты сценария.






Фильм был горячо ожидаем и востребован, особенно мальчишками, которые особенно остро нуждались в новых героях.

Бывшие туапсинсы следили за ходом съемок, многие бывали на площадке и давали советы. Не всем из них работа понравилась. В основном критически к ней позже относились именно отказники, которые, несомненно, испытывали неприятные ощущения от того, что разворачивалось на экране.

Кто-то потом хвастался, как делал замечания самому Тихонову и тот очень серьезно к ним относился, потому и «роль удалась».

Кто-то жаловался, что в фильме слишком много вымышленного, а правда заретуширована. «Фильм можно было бы сделать и лучше. Но меня не спрашивали», - ворчал спустя пятьдесят лет великан Николай Воронов.



«Да, был и вымысел. Но основа-то взята достоверная», - возражал Николай Федоров.



А киношники резонно отвечали, что сняли не документальное кино, а у художественного фильма свои законы.

В конце концов, большинство туапсинцев «ЧП» одобрило. Высшая похвала для Тихонова прозвучала из уст его прототипа – Виктора Ляховского:

- Все у тебя правильно, - просто сказал парень.

Фурор был ожидаем, но его масштабы все же превзошли все мыслимые ожидания.



47, 4 млн. зрителей, первое место в рейтинге 1959 года, 43 место в рейтинге Советских фильмов за всю историю кинематографа СССР. Второй самый кассовый и популярный кинофильм Тихонова после «Войны и мир». Самый успешный фильм студии им. Довженко – единственный за всю её историю, кто вышел в абсолютное лидерство проката в СССР.




Это было настоящие безумие – шквал восторгов, призы Всесоюзного кинофестиваля, переполненные залы, очереди в кассу. И, конечно, страдающие городские малолетки, которым не разрешали смотреть на буржуйские бордели и сцены насилия.

На периферии, в деревнях и селах, возрастной ценз игнорировался напрочь, но в городах мальчишки, распаленные рассказами взрослых и рекламными кадрами, «жить, не посмотрев «ЧП»» отказывались категорически. Поэтому и пускались на самые разнообразные, почти шпионские хитрости, чтобы пробиться в зал, и оно того стоило.

Спустя несколько десятков лет после легендарного Чапая у них появился новый герой и вся детвора в подворотнях Одессы играла уже в ЧП.



Триумф фильма благотворно сказался и на туапсинских сидельцах – той самой уругвайской четверке, которую посадили как раз на пике популярности картины. В Мордовских колониях, куда их упекли, охрана и заключенные относились к ним тоже как к героям. Волшебная сила искусства.

Но, применительно к нашей истории, это был безоговорочный, бесспорный, бескомпромиссный триумф Вячеслава Тихонова.



И даже несмотря на то, что до сих пор в инете, очень редко, но все же можно встретить маститых экспертов от дивана, которые уверяют, что Тихонов на одессита не похож, потому что у него нет одесского выговора, даже этим крупным специалистам по одесскому колориту в голову не приходит оспаривать факт того, что роль сыграна великолепно и держит на себе весь фильм.

Именно после этого фильма Тихонову уже стало невозможно без приключений выходить на улицу и ездить в общественном транспорте – всенародная любовь погналась за ним с десятками миллионов протянутых рук и губ тоже.



Именно после «ЧП» режиссеры, которые прежде заявляли, что «Тихонов – не их актер», стали присылать ему сценарии, да еще и предлагать выбор среди персонажей.
Что же случилось-то?

Фактура, наконец-то, наложилась на отличный, острый, шпионско-приключенческий сюжет и родился он, романтический супергерой, у которого помимо трюков и прочих обязательных мачеобразных фишек в арсенале оказался потрясающий набор выразительных средств, в удивительных, притягивающих глазах сияла ясная и глубокая мысль, а в щуплой, отнюдь не богатырской груди билось большое, переполненное чувствами сердце.



Потрясающий синтез утонченной интеллигентности, нежной чувственности, стальной воли и неотразимого мужского обаяния – это был новый тип экранного героя, которого ждала страна. Совсем как у Александра Сергеевича ждала.

Давно ее воображенье,
Сгорая негой и тоской,
Алкало пищи роковой;
Давно сердечное томленье
Теснило ей младую грудь;
Душа ждала... кого-нибудь,
И дождалась... Открылись очи;
Она сказала: это он!
Прикрепления: 5148268.jpg(257.0 Kb) · 8261388.jpg(247.5 Kb) · 9111279.jpg(73.0 Kb) · 2278233.jpg(102.8 Kb) · 2114442.jpg(26.0 Kb) · 0438181.jpg(82.1 Kb) · 6597228.jpg(137.0 Kb) · 9645923.jpg(132.0 Kb) · 7631319.jpg(126.1 Kb) · 3171803.jpg(171.1 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Пятница, 10.08.2018, 23:43 | Сообщение # 141
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Эпилог


Что бы не писали в дальнейшем либеральные блогеры и журналисты, героические туапсинцы получили полной мерой народной славы в Советские времена. И никто из вернувшихся, даже пройдя лагеря, не жалел о своем возвращении.

Потому что самую подлинную свободу человеку дают только его корни, удерживающие его на ногах.



Подвигу туапсинцев посвящались статьи, документальные фильмы, музейные экспозиции, в музее морского флота Украины экспонировалась точная модель танкера «Туапсе».

Менялись времена, менялись ценности и взгляды, менялись герои, но по большому счету все разговоры о переменах – это ретушь и лукавство, попытка оскотинить нас, свести нашу жизнь к физиологическим функциям. Потому что главное не изменится никогда.



В документальном фильме, снятом в девяностых, моторист Воронов, который по ходу так и остался тем самым скромным, далеким от публичности и очень побитым жизнью моряком, сказал так:
- Что такое героизм? Это просто достойное поведение человека в чрезвычайных обстоятельствах.



Нельзя более точно сформулировать квинтэссенцию фильма.

В одной из последних публикаций о танкере сказано примерно так: «Нельзя заставить помнить вечно». Увы.

Я могу ошибаться, но, по-моему, из героической команды «Туапсе» в живых уже нет никого. Самый младший – Николай Федоров, скончался несколько лет назад.

Последние герои еще успели увидеть открытие в 2007 на морском вокзале Одессы памятной доски, призывающей потомков хранить память о подвиге непокоренного танкера.



Но будут ли они хранить? Цела ли вообще эта плита, воздающая дань людям, готовым пожертвовать жизнью ради того, что их потомки глубоко ненавидят?

Во всяком случае, я рада, что цел хотя бы фильм. Потрясающий, смелый, свежий для своего чистого и непростого времени, фильм, который до сих пор до самой последней минуты цепляет зрителя.

Занимаясь этой главой, я снова пустилась на эксперимент. Снова усадила смотреть кино своего двенадцатилетнего племяша. Правда, сделать это было не так просто, черно-белые фильмы у детей уже не котируются, так что пришлось пойти на компромисс, пообещать поиграть с ним в самодельную настольную игру на пиратскую тематику, но какие проблемы?



Весь фильм я тихонько изучала реакцию мальчишки. Начиналось все туго, смотрел он из вежливости и при малейшей возможности отвлекался. Но, примерно с двадцатой минуты дело на глазах стало налаживаться. Потянулись вопросы, смех и реплики в нужных местах. Когда закончилась первая серия, я, ссылаясь на то, что было уже поздновато, предложила посмотреть вторую завтра. В ответ услышала категорический отказ.



Досматривали уже ночью. Когда начались шпионские сцены, дело дошло до классических всплесков эмоций.
-Ну, посмотри же на его пальцы! – кричал племяш возмущенно. – Ну, почему она не видит????



Я не знала, что ответить. Рассказывать о своих вышеизложенных мыслях было совсем ни к чему. И я осторожно предположила:
- Посиди в одиночке полгодика – еще не так крыша поедет.

Финал фильма был встречен гробовым молчанием, несмотря на радостные сцены возвращения героев. Помолчав несколько минут, размышляя о чем-то о своем, племяш очень серьезно выдал: «Грачика жалко».



Нет, нынешние дети не готовы бежать сломя голову в Африку, освобождать угнетаемых негров. И мечтают они не о профессии космонавта или летчика. И их нельзя удивить или возмутить сценами жестокости и насилия.

Но это не их вина. Они просто не избалованы хорошими фильмами.



А это все еще можно исправить.



Смотреть строго обязательно. Вместе с детьми.



Прикрепления: 8736531.jpg(151.5 Kb) · 6506149.jpg(126.2 Kb) · 3785041.jpg(146.9 Kb) · 1865061.jpg(230.2 Kb) · 1670517.jpg(153.6 Kb) · 9958134.jpg(154.3 Kb) · 8332058.jpg(163.0 Kb) · 4410757.jpg(144.4 Kb) · 1884270.jpg(168.7 Kb) · 4267594.jpg(59.7 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Воскресенье, 12.08.2018, 19:50 | Сообщение # 142
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Просто не могу это так оставить! Всплыло в моем твиттере. Оказывается ровно 45 лет назад  начался премьерный показ  "Семнадцать мгновений весны"!

Почему-то весь день хочется реветь. 



Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 15.08.2018, 11:06 | Сообщение # 143
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Между пражскими веснами, через польское лето, по цветущим проталинам, на незаконченной войне, под стук башмака, с рыцарским достоинством, в векторе электростатической индукции, сквозь объятия прелестных иностранок, или Когда сияют

«Майские звезды» (1959)

Производство - Киностудия им. М. Горького/Баррандов (СССР-ЧССР)

Режиссер – Станислав Ростоцкий
Сценарий – Людвик Ашкенази

В ролях: Александр Ханов, Вячеслав Тихонов, Яна Брейхова, Михаил Пуговкин, Леонид Быков, Николай Крючков и другие.






Пока бушевали «тайваньские страсти», Станислав Ростоцкий снимал свой третий фильм. Сельская тематика была надолго исчерпана и теперь режиссер всерьез подошел к своей самой больной теме.



Война рубцом лежала на душе всякого фронтовика, но особенно тяжко было тем, кто «не довоевал», кого сбили на подлете к заветной цели.

Ростоцкого остановил танковый снаряд в начале 1944 на Западной Украине, возле местечка Дубно. Распластанный на земле, придавленный страшной силой парень успел услышать над собой приговор: «Готов. Отвоевался». И испугавшись того, что так и останется лежать на этой земле, он собрал в кулак остатки сил и поднялся на ноги. Тогда его подхватили чьи-то руки и удивленный голос констатировал: «Если встал, значит, будешь жить». Просто потрясающе, как такой маленький эпизод может характеризовать человека и его дальнейший жизненный путь.

Отряд не заметил потери бойца и «Яблочко» - песню допел до конца. 6-ой гвардейский кавалерийский корпус ушел дальше и через 15 месяцев поил своих коней водой Влтавы.



А через 15 лет его выбывший из строя боец заканчивал свою войну там же, снимая фильм о первом дне мира.



Над страной бушевали свежие ветра, шлагбаумы на границах бодро поднимались вверх, и, несмотря на тревожный стук хрущевского башмака по трибуне ООН, кино-проталины цвели подснежниками первых совместных советско-иностранных проектов.

Бондарчук снимал свою «Судьбу человека», Чухрай – «Балладу о солдате», Жан Древиль – «Нормандию-Неман», а Ростоцкий – «Майские звезды». Удивительно урожайное на шедевры было время.



За основу фильма Ростоцкий совершенно удачно взял тонкую и философскую прозу чешского литератора Людвика Ашкенази.

Чешский еврей, бежавший в 1939 году от фашистов в Польшу, а затем в СССР, участник освобождения Чехословакии в составе Чехословацкой бригады, в перерывах между двумя Пражскими веснами – 1945 и 1968 годов был вполне себе лояльным к СССР публицистом.

Это спустя годы, вторично увидев танки со звездами на улицах своего города, он громко хлопнет дверью и уедет к тем, от кого когда-то спасался, к немцам. А пока он пишет вполне себе очаровательные и глубокие рассказы о советско-чехословацкой дружбе, о жертвенной роли солдат Красной Армии, освобождающих Прагу, и даже лично готовит сценарий для фильма.




Странно все же бывают неисповедимы пути Господни.

Ростоцкий собирался снимать весьма необычную картину. Во-первых, это был его первый заход на военную тематику. Как верно выразился автор одной из рецензий – ему просто было необходимо «довоевать».



Во-вторых, это было первое в истории Советского кинематографа совместное советско-чехословацкое производство, и все съемки проходили в Праге и её окрестностях.

В-третьих, это был практически экспериментальный по структуре и содержанию фильм. Его сюжет представлял собой нанизанные на единый стержень вполне себе самостоятельные новеллы, в гораздо большей степени психологические, чем событийные и сняты они были в лучших традициях настоящего фестивального кино – с глубоким проникновением в души героев, на языке красивых и многозначительных символов.



Сценарий состоял из четырех новелл с совершенно разными героями, которых объединяет два важных обстоятельства – первое послевоенное утро после 9 мая 1945 года и прекрасная Прага, умывающаяся солнечным весенним дождем.



Практически никакого экшна, за одним исключением абсолютно все события разворачиваются скорее уж в душах героев, с огромным трудом стряхивающих с себя бремя страшного груза.

Повествование катится неспешно по крупным планам персонажей и живописным улицам сказочного города, по всем его величественным башням и мостам, подолгу фиксируется на одних деталях, а другие обозначает намеками, задерживается на случайных прохожих, подсматривает и подслушивает тайные мысли – горькие и счастливые, беззастенчиво любуется внутренней и внешней красотой людей и Праги, словно пробуждающихся от жуткого, бредового сна.

Прикрепления: 1524838.jpg(156.6 Kb) · 3265659.jpg(169.1 Kb) · 5872586.jpg(155.6 Kb) · 5588057.jpg(168.8 Kb) · 6254068.jpg(72.2 Kb) · 6160898.jpg(162.0 Kb) · 8701821.jpg(192.1 Kb) · 2569147.jpg(151.9 Kb) · 4187937.jpg(61.8 Kb) · 1132845.jpg(169.3 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 15.08.2018, 11:19 | Сообщение # 144
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Невозможно смыть войну водой, замазать её свежей штукатуркой, она все еще исходит горьким дымком  от руин и от человеческих судеб, грохочет моторами, несущихся по своим делам танков и полуторок. Чудовищные раны все еще кровоточат. Смерть, загнанная в щели,  все еще караулит свои последние жертвы.  

Но жизнь уже невозможно остановить. Она накрывает пространство  ликующим светом, врывается в окна домов, плетет невидимые солнечные нити от сердца к сердцу, пробивается юными нежными ростками сквозь железо и камень, звенит детским смехом,  требует сладкую дань зовущими девичьими губами.



Повествование фильма словно застыло на этой грани между двумя состояниями человеческой жизни и кадры наполнены  его сюрреалистическими символами – гарцующие  советские танки,  обсыпанные хохочущими детишками, худая фигурка в рваной  концлагерной «пижамке» посреди  тихой  городской улицы,  звенящий трамвайчик бодро несущийся среди побитых снарядами домов,  боевой офицер, любующийся затянутой утренним туманом  речкой с одиноким рыбаком.



Три удивительные режиссерские находки делают  фильм впечатляющим. Прежде всего, это  тотальное отсутствие врагов в кадре. Завывание бомб, пожары и свист  ружейных пуль – все это убийцы изрыгают на героев из своей абсолютной темноты. Но им самим нет места в  расширяющемся круге света.

Вторая очаровательная деталь –  изумительное поэтическое сочетание двух славянских языков при фактически полной ненужности перевода. Люди  на экране и перед экраном  понимают друг друга, безотносительного того, чья речь звучит.

Ну и, пожалуй, самое главное. Уникальное ощущение того, что за полтора часа ты пересмотрела минимум десяток фильмов, герои которых сплелись в  единый клубок и просто передают друг другу эстафету повествования. И,  кажется, что  здесь нет ни одного второстепенного, случайного персонажа.

 Каждый от маленького мальчика, разговаривающего с игрушечной лошадкой до  сурового пастора,  заглядывающегося на  прелестную девушку в трамвае – несет в себе историю. И каждая такая история смотрится как отдельная короткометражка,  сыграна настолько идеально, что  невозможно пропустить ни один кадр, ни одну сцену.  

Молодая семья наблюдает, как мимо окон её домика тянется бесконечная  пыльная колонна  советских военных машин. 



Огромный танк встает как вкопанный перед вереницей гусей, заставив следующую за ним полуторку нырнуть в кювет. 

Заботливый генеральский адъютант   на пару с водителем разворачивают тактические маневр, чтобы заставить своего начальника поспать хотя бы пару часов. 
 Пара счастлива первым днем  мира и смотрит друг на друга, как влюбленные в свой медовый месяц. 

Их маленький сынишка, который за свою очень короткую жизнь, конечно же, не успел пока узнать, чем мир отличается от войны, очарован огромной папахой проезжего генерала, который, стараниями адъютанта, все же сумел задремать на детской кровати.



 Разомлевший от трех бессонных ночей и ласкового лопотания мальчугана, суровый генерал впадает в забытье, в котором  обрывками звуков и фраз проносится вся его тяжелая жизнь и  те, кого война вычеркнула из нее навсегда.

Отмахнувшись от минутной слабости,  он едет дальше, читая на руинах надписи, сделанные поработавшими в квартале саперами.



 И вот уже сам молодой сапер,  вошедший в историю, в поисках мела идет в ближайшую школу, чтобы найти там кое-что гораздо серьезнее.



Окрыленный весной и новыми чувствами,  гвардии лейтенант  едет  по дорогам Чехословакии  дальше и встречает  оборванного, совершенно изможденного, но счастливого человека, который, возвращаясь из Освенцима, рвет цветы на лугу и радуется как ребенок солдатам и коровам.


Бедняга не был дома шесть лет, соседи считают его мертвым, но раз он жив, значит, есть шанс на чудо и жива так же и его жена. Они могут встретиться только в их старой квартирке в мансарде  большого многоквартирного дома. 

Но вот беда, именно там засел какой-то недобитый фашистский псих, который палит из ружья по прохожим.



Советским танкистам, приехавшим на зов о помощи, проще простого бабахнуть по гаду из пушки и положить конец его мучениям. Но тогда дому тоже капут и старый узник Освенцима уже точно не сможет встретиться там со своей женой.  И что же может быть более трагичней, чем смерть после Победы? Бессмысленная? Героическая? 

Рыдают статуи  старой Праги.



 Или нет, это всего лишь утренний дождь, смывающий последнюю грязь. И   полюбовавшись  ими,  русский сержант, с полным комплектом солдатской Славы на груди, запрыгнет в первый  послевоенный трамвай, переполненный самыми разнообразными  пражскими типажами,  и попросит вожатого постоять за рулем. Потому что он тоже вагоновожатый и его руки  сами тянутся к мирному труду.

Прикрепления: 6678099.jpg(150.5 Kb) · 3925915.jpg(186.5 Kb) · 6846540.jpg(173.7 Kb) · 0549710.jpg(149.9 Kb) · 1520920.jpg(190.6 Kb) · 7131587.jpg(141.3 Kb) · 2565214.jpg(138.1 Kb) · 5678354.jpg(130.9 Kb) · 7281808.jpg(145.0 Kb) · 9955533.jpg(203.4 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 15.08.2018, 11:29 | Сообщение # 145
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Несмотря на сравнительно небольшие роли, Ростоцкий сумел собрать для фильма великолепный ансамбль актеров.

Солнечный Юрий Белов в роли классического адъютанта. Актеру всегда доставались роли достаточно однотипные, но это не исключало того факта, что кадр улыбался всякий раз, когда он его заполнял.



Замечательнейший Леонид Быков, актер есенинского обаяния, который уже к тому времени влюбил в себя всю страну своей простоватой, народной и трогательной манерой и очень редким сочетанием комического и драматического дарования, сыграл небольшую, но очень яркую роль советского танкиста. Может быть, это просто совпадение, но почти во всех его знаковых ролях Быкова звали Алеша.





Эту новеллу можно посмотреть здесь. До классики «В бой идут одни старики» еще 13 лет.



Николай Крючков непривычно тихий, скромный и немногословный. За него без умолку говорят чехи вокруг. Удивительный по простоте и человеческому очарованию эпизод.



Ну и понятно, ключевой фрагмент фильма, который условно можно было бы назвать так - «Яна и Лейтенант». Самый яркий, продолжительный, запоминающийся и чувственный.



Я честно-благородно пыталась найти первоисточники – рассказы Ашкенази, которые были использованы в фильме. (Странная у меня привычка, всегда хочется сравнивать литературу с кинематографическим воплощением).

Почему-то смогла найти только как раз вот этот. Он опубликован в сборнике «Собачья жизнь и другие рассказы», называется «Голубая искра» и, действительно, считается одной из самых лучших новелл писателя.

И вот, прочитав её, я пришла к некоторым интересным выводам.

Вывод первый: Ростоцкий снимал лучше.)))


Вывод второй: это не правда, что для Тихонова не писали ролей. Для него вон вообще сценарии переделывали.



Рассказ сам по себе очень мил, но, может быть сыграло то, что я его прочла много позже, чем посмотрела фильм, потому что он оставил у меня ощущение незавершенности. Мотивы, посыл, идея, нежный юмор – все на месте, а главного нет. Мы не видим героя. Девушка описана хорошо, вот только имени её автор не называет. А вот Он получился какой-то уж совсем невнятный. В том плане, что понимания того, чем он так зацепил строгую учительницу за несколько минут общения, я не получила.

В рассказе нет никакой прелюдии – совершенно шикарной сцены с саперами на берегу и удивительного старшины Пуговкина тоже нет! Есть только старинная карета, на которой лейтенант приезжает к школе.

И сам лейтенант выглядит старым прожжённым солдатом деревенского покроя, явно не интеллигент. И зовут его Евгений Бычков, и родом он из Баку.
Нет в рассказе даже половины тех эмоций, которые выдал режиссер и его актеры. Этих крупных планов, долгих взглядов, имен на доске, ушибленного пальчика и нашивок на пыльной гимнастерке.



А, самое главное, встреча с юной учительницей заканчивается ровно на том месте, где электрофорная машина начинает выдавать искры. Все. Лейтенант просто уходит, ругая себя за то, что не знает стихов Пушкина. Правда, адрес на доске все же пишет. Но девушка не успевает его даже заметить.

Мдям-с. Наверное, писавший этот рассказ Ашкенази все же отрицательно относился к перспективам советско-чехословацкой близости. Во всяком случае, отдавать чешскую девушку русскому солдату он не захотел.

Представляю, как были бы озадачены и раздосадованы зрители, когда такое увидели.

Не трудно догадаться, что рассказ был переписан заново, и новая версия ориентировалась на конкретного интеллигентного красавца из Москвы, в случае с которым, подобный исход был категорически нереален.



Ему даже имя поменяли – Андрей Рукавичкин. Именно «Рукавичкин». Хотя кто бы мог подумать, что этот статный командир, увешенный сверкающими на солнце медалями и знаками ранений, носит такую детскую фамилию.



Но именно такое душевное сочетание мужественности и нежности прекрасно подчеркивало суть актерской природы Тихонова. И именно он был нужен Ростоцкому для этого эпизода. Вот хоть тресни! Иначе бы ничего не получилось. Абсолютно.
Прикрепления: 5354544.jpg(135.6 Kb) · 8319717.jpg(130.1 Kb) · 2014622.jpg(183.3 Kb) · 5893680.jpg(159.6 Kb) · 3696396.jpg(137.6 Kb) · 9793810.jpg(154.5 Kb) · 6486620.jpg(145.5 Kb) · 1353255.jpg(131.5 Kb) · 4819828.jpg(155.7 Kb) · 4940789.jpg(141.1 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 15.08.2018, 11:38 | Сообщение # 146
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Потому и пришлось Вячеславу Тихонову в тот год мотаться между площадками и странами. Это был первый, и, кажется, последний случай (могу ошибаться), когда он одновременно снимался в двух фильмах. Больше он на такие подвиги не подписывался.



Но благо структура обоих сценариев позволяла. И вот в перерывах между допросами в тайванской тюрьме Тихонов ездил в Чехословакию, чтобы сыграть в очередном фильме друга, которому он не мог отказать.

Вот почему и соболиные брови у Виктора Райского то сбегаются, то разбегаются. Не нравились они Ростоцкому, так что в Праге их снова пришлось сбривать.

А как было отказать, когда речь шла о таком проекте?

Первая поездка за рубеж.

Первая совместная роль с иностранными актерами.



Первая по-настоящему военная роль боевого офицера!

Проект был вообще достаточно резонансным, как и «ЧП», рекламных кадров с него – огромное количество.











И Ростоцкий с Тихоновым смогли превратить, в целом, проходной рассказ в настоящий бриллиант.

Для начала к основному сюжету режиссер добавил особый фронтовой колорит – невероятно фактурного Михаила Пуговкина в роли неунывающего и крайне общительного старшины.



Фронтовик Ростоцкий с легкостью наполнял кадр самими понятными и яркими деталями военного быта и типажи выводил на экран сочные, чтобы понятно было сразу, почему мы победили. Вот именно потому, в том числе, что наша доблестная Красная Армия состояла сплошь и рядом из таких по-деревенски удалых, смекалистых, остроумных и инициативных мужичков.



Пожалуй, совершенно объективно, это единственная новелла фильма, которой мало. Настолько живые и интересные диалоги, так ярко сыграны, что хочется на самом деле гораздо большего. Хочется смотреть и смотреть на эти душевные отношения между лейтенантом, который пытается быть строгим, и его старшиной, у которого по любому поводу найдется надежная отмазка. Искренне хочется даже узнать побольше о солдатике, с которым «захотела поговорить двенадцатая миночка».

Секундный эпизод, но такое ощущение, что между тремя актерам в кадре сыгран целый фильм.

Прикрепления: 8709929.jpg(138.7 Kb) · 7043820.jpg(179.7 Kb) · 6710022.jpg(57.5 Kb) · 5876862.jpg(54.4 Kb) · 0658313.jpg(94.7 Kb) · 2249938.jpg(14.6 Kb) · 6227946.jpg(90.7 Kb) · 9348604.jpg(180.9 Kb) · 0261837.jpg(176.9 Kb) · 9524313.jpg(194.5 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 15.08.2018, 11:47 | Сообщение # 147
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Сам лейтенант Рукавичкин фигура, практически, сказочная вполне под стать древней Праге, которую он пришел освобождать.



Утонченная, интеллигентная красота, облаченная в офицерскую форму, сама по себе выглядит рыцарственной, но режиссер еще и накинул ему на плечи плащ-палатку и подогнал средневековую карету, чтобы уж ассоциации вообще били в яблочко.



Времени в обрез, так что Ростоцкий рисует героя яркими и четкими штрихами – офицерская выправка, строгий взгляд, властный голос, на груди – зачетный и говорящий иконостас: справа - Знак Гвардии, Орден Отечественной войны, слева - строго боевые медали «За боевые заслуги» и «За Отвагу» и, на минуточку, Орден Красного Знамени, можно сказать без пяти минут – Герой Советского Союза (вторая после Золотой Звезды по значимости военная награда). Ну и вишенка на торте – два знака ранений – красная и золотая полоски – легкое и тяжелое.

Длинный боевой путь, но, впрочем, ничего из ряда вон. Те, кто вышел в том мае на финишную прямую, почти все выглядели именно так – у кого-то медалей больше, у кого-то нашивок меньше.



Но здесь – дело особенное. Пока его товарищи трескают солдатскую кашу, Андрей Рукавичкин, словно выпал из войны, зачарованно трескает пищу духовную, любуется тихой рекой, словно не замечая, что сам становится частью этой сказки и именно этим словом начинает свой не слишком обширный диалог в фильме.
Его товарищ с изумлением смотрит на пейзаж и не видит его. Ерунда какая-то. Еще только «розового коня» не достает! Тоже мне, телячьи нежности.

Но в этом чудесном утреннем разливе жизни не хватает одного – самого главного. И вот оно, это главное врывается в кадр. Чудесная белокурая девушка, похожая на Ассоль, бежит среди высоких деревьев, под пение рассветных птиц.



Её переполняют слезы радости и предчувствия, но сухой и педантичный директор её школы – не тот человек, который способен понять. «Блаженная», - пожимает он плечами. Как вообще живется на свете таким сухарям?

Школа – это очень важно. Ведь саперам, которые все еще продолжают свою войну, срочно нужен мел, чтобы обозначать участки, которые они обезопасили.
Ушлый старшина готов сбегать с запиской директора к «учителке» (вот, оказывается, откуда словечко к нам затесалось, дружба народов, туды её!), но с лейтенанта хватит старушки - графини, которая «слезно умолила» лихого старшину забрать у нее экипаж с шестеркой коней.



«Посмотри на себя. Учительница увидит – в обморок упадет»

Может быть, и не упала бы, но рассказа бы точно не получилось.

И вот строгий и озабоченный отсутствием мела офицер широко шагает по тропинке с школе.



Само по себе здание за каменным забором, утопающее в цветущих деревьях, с башенкой церкви на фоне, похоже на старинный замок, но фигура в сапогах и в волнах развивающегося плаща делает метафору совсем уж откровенной.

И в этом «замке» красивые точеные балясины, низкие романские своды, пыльный полумрак и железная фигура стража-рыцаря в нише фойе. И рыцарь приветственно кивает головой входящему герою – входи, сказочный принц, твоя принцесса тебя заждалась.

Кивает рыцарь, конечно, не сам, но такой чудесный переход от железного к пушистому – тоже блестящая находка режиссера, которой не было в рассказе.



В конце концов, извините, но Тихонов в кадре с любой зверюшкой производил не менее неизгладимое впечатление, чем Тихонов в кадре с любой барышней.



А барышня была не любая. О, да, случай, как говориться, редкий.



«Яна и Лейтенант», спасибо доброму человеку, вырезал самое интересное. Смотрим в обязательном порядке. Новелла не целиком, но самое главное присутствует.



Прикрепления: 3369085.jpg(187.7 Kb) · 3277535.jpg(143.0 Kb) · 9790369.jpg(173.8 Kb) · 5977282.jpg(163.1 Kb) · 4843413.jpg(188.2 Kb) · 8034380.jpg(199.4 Kb) · 6136361.jpg(132.7 Kb) · 0949841.jpg(54.8 Kb) · 8273241.jpg(155.1 Kb) · 9155565.jpg(143.9 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 15.08.2018, 11:54 | Сообщение # 148
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Восходящей звезде чехословацкого кинематографа Яне (Хане) Брейховой было на тот момент всего 18 лет. Актриса она была начинающая, но тот уровень профессионализма, который она выдала в этом эпизоде, вызывает просто дикий восторг.




У меня легкий ступор перед необходимостью описать этот фрагмент и дать ему анализ. При предельном минимуме слов и действий, актерам удается почти 20 минут держать зрителя в таком сладком напряжении, что оно не отпускает потом много часов, как будто и вправду эти искры, которые сверкают, конечно, не только между лейденскими банками, а рассыпаны по всему пространству кадра, проходят через само зрительское сердце.




Сыграть так тонко, возвышенно, на таких вибрирующих полутонах, с такой волнующей звенящей изысканностью малейших мимических движений, с таким нежным диалогом отчетливо читаемым в глазах – на такое способны только актеры от Боженьки и только актеры, охваченные горячей симпатией друг к другу.




И судя по донесениям с площадки, молодые люди, действительно, вели себя как влюблённые, с предельным вниманием друг к другу. Но взаимное влечение ни на секунду не выходило за пределы нормальной дружеской теплоты.

Яна на тот момент уже успела выскочить замуж. У нее имелась своя романтическая история любви, в которой были запретные ночные свидания, когда возлюбленный рискуя своей жизнью и её честью лазил к девушке в окно. Звали счастливчика – Милош Форман.




Да-да, еще никому неизвестный в то время Милош Форман.

Через три года после «Майских звезд» пара расстанется. По-хорошему. Форман даже будет еще снимать бывшую жену. Вот так вот, например, «Любовные похождения блондинки».



А потом и вовсе уедет в Голливуд зарабатывать свои Оскары («Пролетая над гнездом кукушки», «Амадей»).

Но сдается мне, что даже без одежды очаровательная Яна никогда не была так прекрасна, как тогда, когда в своем ситцевом платьице в цветочек, с косынкой на пушистых волосах, она смотрела на свое отражение в глазах русского красавца.


И никогда черно-белый кадр не выдавал настолько пронзительный сексуальный импульс, чем тогда, когда эта девушка с нежностью гладила знаки ранения на его груди и тянулась к ним губами.





Все-таки химия – великая наука. Особенно, физическая химия.
Спустя годы, когда её спрашивали о Тихонове, Яна Брейхова улыбалась:

- Это был очень приятный партнёр. Больше всего мне нравилось, что он почти все время молчал.



Тихонову было о чем молчать. У него с личным была засада. Не то он накануне застукал Нонну с воздыхателем, не то Нонна устраивала ему показательный Армагеддон из-за другой шикарной блондинки, с которой он проводил перекуры на киностудии имени Довженко и жил в соседних номерах в гостинице «Украина».



Запутанная, конечно, история, но невозможно же быть, чтобы вокруг такого мужчины сплетни не росли как терриконы. Главное, что они к нему как-то подозрительно не прилипали. Может быть, все дело и есть в этом загадочном рыцарственном молчании?
Прикрепления: 0545485.jpg(146.6 Kb) · 1638277.jpg(134.1 Kb) · 0890955.jpg(161.6 Kb) · 8151492.jpg(61.3 Kb) · 4460074.jpg(182.7 Kb) · 9773642.jpg(166.8 Kb) · 2786587.jpg(139.6 Kb) · 5518971.jpg(151.8 Kb) · 3462564.jpg(156.0 Kb) · 1876977.jpg(160.0 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 15.08.2018, 12:02 | Сообщение # 149
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Эта красивая история про Яну и лейтенанта Рукавичкина меня зацепила еще и на чисто международном уровне. Вот тут я окончательно поняла, как шикарен был бы Тихонов, если бы его вытолкали на широкий простор.



Вещь скажу крамольную, но смотреть «Мужчину и женщину», например, можно только в советском дубляже и только абстрагируясь от заурядной внешности и каменной мимики Жана-Луи Трентиньяна, сосредотачиваясь на голосе Тихонова.



Самые чувственные дуэты у него получились именно с иностранными актрисами-блондинками.



Не знаю, почему, возможно, потому, что у этих дам не было типичной советской скованности в проявлении эмоций. А может быть, потому, что рядом с забугорными красавицами и его голливудская красота начинала играть новыми гранями.



Но после «Майских звезд», такая искрящаяся обоюдная и обезоруживающая химия с женщиной у Тихонова получится еще только в одном фильме и тоже совместном, на этот раз советско-шведском проекте – в нежно любимой мною ленте «Человек с другой стороны», где его партнершей станет обворожительная Биби Андрессон.




Эта дама, в отличие от Яны Брейховой, вообще не стеснялась признавать тот факт, что на площадке у нее кружилась голова, а Тихонова спасала только молодая супруга, с которой строго согласовывалась каждая любовная импровизация в кадре.



Возможно, потому во всех этих сценах на паре были глухо застегнутые слои одежды, а если вдруг возникала постель, то на Тихонова надевали еще и пальто. Уффф…. Знаете ли.



Лучше вернемся к Яне и Лейтенанту.

Если эту сцену уложить в схему, то получится нечто весьма вызывающее.

Молодая, скромная чешская учительница, прибивает к стене плакат с приветствием доблестной Красной Армии, а в класс заходит первый попавшийся представитель этой самой Красной Армии. И ровно через 12 минут знакомства они уже и целуются. И совсем не по-дружески и не на брудершафт.



Вот она самая настоящая сказка.

Играл бы кто-нибудь другой вместо Тихонова – ни за что не поверила бы. Но конкретно здесь – как не поверить в эту самую сказку?

Прикрепления: 2266248.jpg(169.8 Kb) · 3686894.jpg(73.5 Kb) · 2547723.jpg(138.7 Kb) · 0233170.jpg(111.7 Kb) · 8376051.jpg(105.8 Kb) · 3213521.jpg(125.4 Kb) · 3895737.jpg(111.8 Kb) · 6982177.jpg(150.6 Kb) · 1824030.jpg(142.4 Kb) · 8303518.jpg(154.1 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 15.08.2018, 12:15 | Сообщение # 150
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10602
Репутация: 48
Статус: Offline
Сказку первой любви с первого взгляда.  




На пороге между страшной войной и новым миром.  Между жизнью в нежном светлом платье,  с копной душистых волос и смертью, которая, похоже, все же отступила на время, несмотря на золотую нашивку на гимнастерке и  еще  не разминированные кварталы в городе.



Утопающая в слезах весеннего предчувствия принцесса и сказочный принц, пахнущий потом  и порохом  догорающих сражений. На дымящейся от пережитого горя земле природа ликует в своем  неоспоримом торжестве.



Он и сам забыл, зачем пришел сюда.  Ну, разве не за тем, чтобы её спасти от этих горючих слез? И все голливудские оскароносцы должны нервно курить в сторонке после эротического триумфа сцены с ушибленным пальчиком. После почти неуловимо трепещущих крылышек её маленького носика, которым она  втягивает  новый  для нее запах  сильного и желанного мужчины.



И  уже нельзя просто так уйти. Нельзя просто так отдать ему коробку с мелом. Можно только  бесконечно тянуть эти удивительные моменты сближения, со всей их неловкостью и трепетностью.

Слова не нужны. Они только снимают последние неясности, которые и так хорошо читаемы в глазах – у него никого нет, у нее никого нет. В это трудно поверить, но поверим. Путь свободен, а времени  нет  совсем. 

И  таинственная,  космическая музыка наполняет пространство невесомостью. Образ смерти, бархатные звуки  Баха, удивительные, восторженные глаза, как приглашение к счастью, которое так легко упустить и  треск электрического разряда. 







Как можно иначе заканчивать такие сцены? 

Это хамство. Это просто не прилично.  Сейчас бы сказали вообще ужас что – сексуальное домогательство (святы-святы). А вы что не слышали  о миллионах изнасилованных  красноармейцами немок?  Вот же, вот прямое доказательство!  Пусть не немка, а чешка, но какая, блин, разница?  Одним словом -  террор.  Ой, террор!!! (Не смейтесь, в инете в комментариях к советским фильмам об освобождении Европы еще и не такое прочитаешь!)

Ну ладно.  Мы уже поняли, он никогда такого раньше не делал, но неужели это страшнее, чем  возиться с  вражеской миной? А если это и есть награда за весь этот  чудовищный путь позади? За потери и боль, за весь его каторжный солдатский труд.  А если он потом будет всю жизнь проклинать себя за то, что просто взял и ушел, как написано в рассказе?

И к огромному облегчению девушки и зрителя он решается.  Но все же  молча спрашивает "Можно?" и получает такое же немое, но полное согласие.



Ну, да же, да! Давно уже да, минут пять уже точно да!



Ох, уж эти мимолетные любовные встречи на большой войне.

Прикрепления: 4162736.jpg(129.6 Kb) · 0252425.jpg(154.9 Kb) · 0638273.jpg(134.0 Kb) · 9786419.jpg(145.2 Kb) · 5373791.jpg(154.4 Kb) · 1515298.jpg(138.1 Kb) · 3703078.jpg(137.3 Kb) · 9098587.jpg(142.7 Kb) · 2034792.jpg(155.6 Kb) · 9079673.jpg(160.2 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Wenhamania форум » Мы! » Другие актеры » Вячеслав Тихонов (О доблестях, о подвигах, о Славе..)
  • Страница 6 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • »
Поиск:

 
Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz