Wenhamania

forum
Главная страница РегистрацияВход
Приветствую Вас Гость | RSS
Пятница, 19.10.2018, 10:41
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Wenhamania форум » Вячеслав Тихонов. Герой и его время » Мгновения Творчества » Весна: 40-50ые » Майские звезды (1959)
Майские звезды (1959)
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:21 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Между пражскими веснами, через польское лето, по цветущим проталинам, на незаконченной войне, под стук башмака, с рыцарским достоинством, в векторе электростатической индукции, сквозь объятия прелестных иностранок, или Когда сияют

«Майские звезды» (1959)






Производство - Киностудия им. М. Горького/Баррандов (СССР-ЧССР)

Режиссер – Станислав Ростоцкий
Сценарий – Людвик Ашкенази

В ролях:

Александр Ханов - генерал
Миша Станинец - Душан
Юрий Белов - адъютант
Вячеслав Тихонов - лейтенант Андрей Рукавичкин
Яна Брейхова - Яна
Ладислав Пешек - директор школы
Михаил Пуговкин - старшина Иванов
Леонид Быков - танкист Алеша
Милош Недбал - пан Новак
Николай Крючков - сержант Платонов
и другие.


Призы - Вторая премия Всесоюзного Кинофестиваля в Минске, 1960 г.
Прикрепления: 2921145.jpg(156.6 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:21 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Пока бушевали «тайваньские страсти», Станислав Ростоцкий снимал свой третий фильм. Сельская тематика была надолго исчерпана и теперь режиссер всерьез подошел к своей самой больной теме.



Война рубцом лежала на душе всякого фронтовика, но особенно тяжко было тем, кто «не довоевал», кого сбили на подлете к заветной цели.

Ростоцкого остановил танковый снаряд в начале 1944 на Западной Украине, возле местечка Дубно. Распластанный на земле, придавленный страшной силой парень успел услышать над собой приговор: «Готов. Отвоевался». И испугавшись того, что так и останется лежать на этой земле, он собрал в кулак остатки сил и поднялся на ноги. Тогда его подхватили чьи-то руки и удивленный голос констатировал: «Если встал, значит, будешь жить». Просто потрясающе, как такой маленький эпизод может характеризовать человека и его дальнейший жизненный путь.

Отряд не заметил потери бойца и «Яблочко» - песню допел до конца. 6-ой гвардейский кавалерийский корпус ушел дальше и через 15 месяцев поил своих коней водой Влтавы.



А через 15 лет его выбывший из строя боец заканчивал свою войну там же, снимая фильм о первом дне мира.



Над страной бушевали свежие ветра, шлагбаумы на границах бодро поднимались вверх, и, несмотря на тревожный стук хрущевского башмака по трибуне ООН, кино-проталины цвели подснежниками первых совместных советско-иностранных проектов.

Бондарчук снимал свою «Судьбу человека», Чухрай – «Балладу о солдате», Жан Древиль – «Нормандию-Неман», а Ростоцкий – «Майские звезды». Удивительно урожайное на шедевры было время.



За основу фильма Ростоцкий совершенно удачно взял тонкую и философскую прозу чешского литератора Людвика Ашкенази.

Чешский еврей, бежавший в 1939 году от фашистов в Польшу, а затем в СССР, участник освобождения Чехословакии в составе Чехословацкой бригады, в перерывах между двумя Пражскими веснами – 1945 и 1968 годов был вполне себе лояльным к СССР публицистом.

Это спустя годы, вторично увидев танки со звездами на улицах своего города, он громко хлопнет дверью и уедет к тем, от кого когда-то спасался, к немцам. А пока он пишет вполне себе очаровательные и глубокие рассказы о советско-чехословацкой дружбе, о жертвенной роли солдат Красной Армии, освобождающих Прагу, и даже лично готовит сценарий для фильма.




Странно все же бывают неисповедимы пути Господни.

Ростоцкий собирался снимать весьма необычную картину. Во-первых, это был его первый заход на военную тематику. Как верно выразился автор одной из рецензий – ему просто было необходимо «довоевать».



Во-вторых, это было первое в истории Советского кинематографа совместное советско-чехословацкое производство, и все съемки проходили в Праге и её окрестностях.

В-третьих, это был практически экспериментальный по структуре и содержанию фильм. Его сюжет представлял собой нанизанные на единый стержень вполне себе самостоятельные новеллы, в гораздо большей степени психологические, чем событийные и сняты они были в лучших традициях настоящего фестивального кино – с глубоким проникновением в души героев, на языке красивых и многозначительных символов.



Сценарий состоял из четырех новелл с совершенно разными героями, которых объединяет два важных обстоятельства – первое послевоенное утро после 9 мая 1945 года и прекрасная Прага, умывающаяся солнечным весенним дождем.



Практически никакого экшна, за одним исключением абсолютно все события разворачиваются скорее уж в душах героев, с огромным трудом стряхивающих с себя бремя страшного груза.

Повествование катится неспешно по крупным планам персонажей и живописным улицам сказочного города, по всем его величественным башням и мостам, подолгу фиксируется на одних деталях, а другие обозначает намеками, задерживается на случайных прохожих, подсматривает и подслушивает тайные мысли – горькие и счастливые, беззастенчиво любуется внутренней и внешней красотой людей и Праги, словно пробуждающихся от жуткого, бредового сна.

Прикрепления: 1524838.jpg(156.6 Kb) · 3265659.jpg(169.1 Kb) · 5872586.jpg(155.6 Kb) · 5588057.jpg(168.8 Kb) · 6254068.jpg(72.2 Kb) · 6160898.jpg(162.0 Kb) · 8701821.jpg(192.1 Kb) · 2569147.jpg(151.9 Kb) · 4187937.jpg(61.8 Kb) · 1132845.jpg(169.3 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:22 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Невозможно смыть войну водой, замазать её свежей штукатуркой, она все еще исходит горьким дымком  от руин и от человеческих судеб, грохочет моторами, несущихся по своим делам танков и полуторок. Чудовищные раны все еще кровоточат. Смерть, загнанная в щели,  все еще караулит свои последние жертвы.  

Но жизнь уже невозможно остановить. Она накрывает пространство  ликующим светом, врывается в окна домов, плетет невидимые солнечные нити от сердца к сердцу, пробивается юными нежными ростками сквозь железо и камень, звенит детским смехом,  требует сладкую дань зовущими девичьими губами.



Повествование фильма словно застыло на этой грани между двумя состояниями человеческой жизни и кадры наполнены  его сюрреалистическими символами – гарцующие  советские танки,  обсыпанные хохочущими детишками, худая фигурка в рваной  концлагерной «пижамке» посреди  тихой  городской улицы,  звенящий трамвайчик бодро несущийся среди побитых снарядами домов,  боевой офицер, любующийся затянутой утренним туманом  речкой с одиноким рыбаком.



Три удивительные режиссерские находки делают  фильм впечатляющим. Прежде всего, это  тотальное отсутствие врагов в кадре. Завывание бомб, пожары и свист  ружейных пуль – все это убийцы изрыгают на героев из своей абсолютной темноты. Но им самим нет места в  расширяющемся круге света.

Вторая очаровательная деталь –  изумительное поэтическое сочетание двух славянских языков при фактически полной ненужности перевода. Люди  на экране и перед экраном  понимают друг друга, безотносительного того, чья речь звучит.

Ну и, пожалуй, самое главное. Уникальное ощущение того, что за полтора часа ты пересмотрела минимум десяток фильмов, герои которых сплелись в  единый клубок и просто передают друг другу эстафету повествования. И,  кажется, что  здесь нет ни одного второстепенного, случайного персонажа.

 Каждый от маленького мальчика, разговаривающего с игрушечной лошадкой до  сурового пастора,  заглядывающегося на  прелестную девушку в трамвае – несет в себе историю. И каждая такая история смотрится как отдельная короткометражка,  сыграна настолько идеально, что  невозможно пропустить ни один кадр, ни одну сцену.  

Молодая семья наблюдает, как мимо окон её домика тянется бесконечная  пыльная колонна  советских военных машин. 



Огромный танк встает как вкопанный перед вереницей гусей, заставив следующую за ним полуторку нырнуть в кювет. 

Заботливый генеральский адъютант   на пару с водителем разворачивают тактические маневр, чтобы заставить своего начальника поспать хотя бы пару часов. 
 Пара счастлива первым днем  мира и смотрит друг на друга, как влюбленные в свой медовый месяц. 

Их маленький сынишка, который за свою очень короткую жизнь, конечно же, не успел пока узнать, чем мир отличается от войны, очарован огромной папахой проезжего генерала, который, стараниями адъютанта, все же сумел задремать на детской кровати.



 Разомлевший от трех бессонных ночей и ласкового лопотания мальчугана, суровый генерал впадает в забытье, в котором  обрывками звуков и фраз проносится вся его тяжелая жизнь и  те, кого война вычеркнула из нее навсегда.

Отмахнувшись от минутной слабости,  он едет дальше, читая на руинах надписи, сделанные поработавшими в квартале саперами.



 И вот уже сам молодой сапер,  вошедший в историю, в поисках мела идет в ближайшую школу, чтобы найти там кое-что гораздо серьезнее.



Окрыленный весной и новыми чувствами,  гвардии лейтенант  едет  по дорогам Чехословакии  дальше и встречает  оборванного, совершенно изможденного, но счастливого человека, который, возвращаясь из Освенцима, рвет цветы на лугу и радуется как ребенок солдатам и коровам.


Бедняга не был дома шесть лет, соседи считают его мертвым, но раз он жив, значит, есть шанс на чудо и жива так же и его жена. Они могут встретиться только в их старой квартирке в мансарде  большого многоквартирного дома. 

Но вот беда, именно там засел какой-то недобитый фашистский псих, который палит из ружья по прохожим.



Советским танкистам, приехавшим на зов о помощи, проще простого бабахнуть по гаду из пушки и положить конец его мучениям. Но тогда дому тоже капут и старый узник Освенцима уже точно не сможет встретиться там со своей женой.  И что же может быть более трагичней, чем смерть после Победы? Бессмысленная? Героическая? 

Рыдают статуи  старой Праги.



 Или нет, это всего лишь утренний дождь, смывающий последнюю грязь. И   полюбовавшись  ими,  русский сержант, с полным комплектом солдатской Славы на груди, запрыгнет в первый  послевоенный трамвай, переполненный самыми разнообразными  пражскими типажами,  и попросит вожатого постоять за рулем. Потому что он тоже вагоновожатый и его руки  сами тянутся к мирному труду.

Прикрепления: 6678099.jpg(150.5 Kb) · 3925915.jpg(186.5 Kb) · 6846540.jpg(173.7 Kb) · 0549710.jpg(149.9 Kb) · 1520920.jpg(190.6 Kb) · 7131587.jpg(141.3 Kb) · 2565214.jpg(138.1 Kb) · 5678354.jpg(130.9 Kb) · 7281808.jpg(145.0 Kb) · 9955533.jpg(203.4 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:22 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Несмотря на сравнительно небольшие роли, Ростоцкий сумел собрать для фильма великолепный ансамбль актеров.

Солнечный Юрий Белов в роли классического адъютанта. Актеру всегда доставались роли достаточно однотипные, но это не исключало того факта, что кадр улыбался всякий раз, когда он его заполнял.



Замечательнейший Леонид Быков, актер есенинского обаяния, который уже к тому времени влюбил в себя всю страну своей простоватой, народной и трогательной манерой и очень редким сочетанием комического и драматического дарования, сыграл небольшую, но очень яркую роль советского танкиста. Может быть, это просто совпадение, но почти во всех его знаковых ролях Быкова звали Алеша.





Эту новеллу можно посмотреть здесь. До классики «В бой идут одни старики» еще 13 лет.



Николай Крючков непривычно тихий, скромный и немногословный. За него без умолку говорят чехи вокруг. Удивительный по простоте и человеческому очарованию эпизод.



Ну и понятно, ключевой фрагмент фильма, который условно можно было бы назвать так - «Яна и Лейтенант». Самый яркий, продолжительный, запоминающийся и чувственный.



Я честно-благородно пыталась найти первоисточники – рассказы Ашкенази, которые были использованы в фильме. (Странная у меня привычка, всегда хочется сравнивать литературу с кинематографическим воплощением).

Почему-то смогла найти только как раз вот этот. Он опубликован в сборнике «Собачья жизнь и другие рассказы», называется «Голубая искра» и, действительно, считается одной из самых лучших новелл писателя.

И вот, прочитав её, я пришла к некоторым интересным выводам.

Вывод первый: Ростоцкий снимал лучше.)))


Вывод второй: это не правда, что для Тихонова не писали ролей. Для него вон вообще сценарии переделывали.



Рассказ сам по себе очень мил, но, может быть сыграло то, что я его прочла много позже, чем посмотрела фильм, потому что он оставил у меня ощущение незавершенности. Мотивы, посыл, идея, нежный юмор – все на месте, а главного нет. Мы не видим героя. Девушка описана хорошо, вот только имени её автор не называет. А вот Он получился какой-то уж совсем невнятный. В том плане, что понимания того, чем он так зацепил строгую учительницу за несколько минут общения, я не получила.

В рассказе нет никакой прелюдии – совершенно шикарной сцены с саперами на берегу и удивительного старшины Пуговкина тоже нет! Есть только старинная карета, на которой лейтенант приезжает к школе.

И сам лейтенант выглядит старым прожжённым солдатом деревенского покроя, явно не интеллигент. И зовут его Евгений Бычков, и родом он из Баку.
Нет в рассказе даже половины тех эмоций, которые выдал режиссер и его актеры. Этих крупных планов, долгих взглядов, имен на доске, ушибленного пальчика и нашивок на пыльной гимнастерке.



А, самое главное, встреча с юной учительницей заканчивается ровно на том месте, где электрофорная машина начинает выдавать искры. Все. Лейтенант просто уходит, ругая себя за то, что не знает стихов Пушкина. Правда, адрес на доске все же пишет. Но девушка не успевает его даже заметить.

Мдям-с. Наверное, писавший этот рассказ Ашкенази все же отрицательно относился к перспективам советско-чехословацкой близости. Во всяком случае, отдавать чешскую девушку русскому солдату он не захотел.

Представляю, как были бы озадачены и раздосадованы зрители, когда такое увидели.

Не трудно догадаться, что рассказ был переписан заново, и новая версия ориентировалась на конкретного интеллигентного красавца из Москвы, в случае с которым, подобный исход был категорически нереален.



Ему даже имя поменяли – Андрей Рукавичкин. Именно «Рукавичкин». Хотя кто бы мог подумать, что этот статный командир, увешенный сверкающими на солнце медалями и знаками ранений, носит такую детскую фамилию.



Но именно такое душевное сочетание мужественности и нежности прекрасно подчеркивало суть актерской природы Тихонова. И именно он был нужен Ростоцкому для этого эпизода. Вот хоть тресни! Иначе бы ничего не получилось. Абсолютно.
Прикрепления: 5354544.jpg(135.6 Kb) · 8319717.jpg(130.1 Kb) · 2014622.jpg(183.3 Kb) · 5893680.jpg(159.6 Kb) · 3696396.jpg(137.6 Kb) · 9793810.jpg(154.5 Kb) · 6486620.jpg(145.5 Kb) · 1353255.jpg(131.5 Kb) · 4819828.jpg(155.7 Kb) · 4940789.jpg(141.1 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:22 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Потому и пришлось Вячеславу Тихонову в тот год мотаться между площадками и странами. Это был первый, и, кажется, последний случай (могу ошибаться), когда он одновременно снимался в двух фильмах. Больше он на такие подвиги не подписывался.



Но благо структура обоих сценариев позволяла. И вот в перерывах между допросами в тайванской тюрьме Тихонов ездил в Чехословакию, чтобы сыграть в очередном фильме друга, которому он не мог отказать.

Вот почему и соболиные брови у Виктора Райского то сбегаются, то разбегаются. Не нравились они Ростоцкому, так что в Праге их снова пришлось сбривать.

А как было отказать, когда речь шла о таком проекте?

Первая поездка за рубеж.

Первая совместная роль с иностранными актерами.



Первая по-настоящему военная роль боевого офицера!

Проект был вообще достаточно резонансным, как и «ЧП», рекламных кадров с него – огромное количество.











И Ростоцкий с Тихоновым смогли превратить, в целом, проходной рассказ в настоящий бриллиант.

Для начала к основному сюжету режиссер добавил особый фронтовой колорит – невероятно фактурного Михаила Пуговкина в роли неунывающего и крайне общительного старшины.



Фронтовик Ростоцкий с легкостью наполнял кадр самими понятными и яркими деталями военного быта и типажи выводил на экран сочные, чтобы понятно было сразу, почему мы победили. Вот именно потому, в том числе, что наша доблестная Красная Армия состояла сплошь и рядом из таких по-деревенски удалых, смекалистых, остроумных и инициативных мужичков.



Пожалуй, совершенно объективно, это единственная новелла фильма, которой мало. Настолько живые и интересные диалоги, так ярко сыграны, что хочется на самом деле гораздо большего. Хочется смотреть и смотреть на эти душевные отношения между лейтенантом, который пытается быть строгим, и его старшиной, у которого по любому поводу найдется надежная отмазка. Искренне хочется даже узнать побольше о солдатике, с которым «захотела поговорить двенадцатая миночка».

Секундный эпизод, но такое ощущение, что между тремя актерам в кадре сыгран целый фильм.

Прикрепления: 8709929.jpg(138.7 Kb) · 7043820.jpg(179.7 Kb) · 6710022.jpg(57.5 Kb) · 5876862.jpg(54.4 Kb) · 0658313.jpg(94.7 Kb) · 2249938.jpg(14.6 Kb) · 6227946.jpg(90.7 Kb) · 9348604.jpg(180.9 Kb) · 0261837.jpg(176.9 Kb) · 9524313.jpg(194.5 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:22 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Сам лейтенант Рукавичкин фигура, практически, сказочная вполне под стать древней Праге, которую он пришел освобождать.



Утонченная, интеллигентная красота, облаченная в офицерскую форму, сама по себе выглядит рыцарственной, но режиссер еще и накинул ему на плечи плащ-палатку и подогнал средневековую карету, чтобы уж ассоциации вообще били в яблочко.



Времени в обрез, так что Ростоцкий рисует героя яркими и четкими штрихами – офицерская выправка, строгий взгляд, властный голос, на груди – зачетный и говорящий иконостас: справа - Знак Гвардии, Орден Отечественной войны, слева - строго боевые медали «За боевые заслуги» и «За Отвагу» и, на минуточку, Орден Красного Знамени, можно сказать без пяти минут – Герой Советского Союза (вторая после Золотой Звезды по значимости военная награда). Ну и вишенка на торте – два знака ранений – красная и золотая полоски – легкое и тяжелое.

Длинный боевой путь, но, впрочем, ничего из ряда вон. Те, кто вышел в том мае на финишную прямую, почти все выглядели именно так – у кого-то медалей больше, у кого-то нашивок меньше.



Но здесь – дело особенное. Пока его товарищи трескают солдатскую кашу, Андрей Рукавичкин, словно выпал из войны, зачарованно трескает пищу духовную, любуется тихой рекой, словно не замечая, что сам становится частью этой сказки и именно этим словом начинает свой не слишком обширный диалог в фильме.
Его товарищ с изумлением смотрит на пейзаж и не видит его. Ерунда какая-то. Еще только «розового коня» не достает! Тоже мне, телячьи нежности.

Но в этом чудесном утреннем разливе жизни не хватает одного – самого главного. И вот оно, это главное врывается в кадр. Чудесная белокурая девушка, похожая на Ассоль, бежит среди высоких деревьев, под пение рассветных птиц.



Её переполняют слезы радости и предчувствия, но сухой и педантичный директор её школы – не тот человек, который способен понять. «Блаженная», - пожимает он плечами. Как вообще живется на свете таким сухарям?

Школа – это очень важно. Ведь саперам, которые все еще продолжают свою войну, срочно нужен мел, чтобы обозначать участки, которые они обезопасили.
Ушлый старшина готов сбегать с запиской директора к «учителке» (вот, оказывается, откуда словечко к нам затесалось, дружба народов, туды её!), но с лейтенанта хватит старушки - графини, которая «слезно умолила» лихого старшину забрать у нее экипаж с шестеркой коней.



«Посмотри на себя. Учительница увидит – в обморок упадет»

Может быть, и не упала бы, но рассказа бы точно не получилось.

И вот строгий и озабоченный отсутствием мела офицер широко шагает по тропинке с школе.



Само по себе здание за каменным забором, утопающее в цветущих деревьях, с башенкой церкви на фоне, похоже на старинный замок, но фигура в сапогах и в волнах развивающегося плаща делает метафору совсем уж откровенной.

И в этом «замке» красивые точеные балясины, низкие романские своды, пыльный полумрак и железная фигура стража-рыцаря в нише фойе. И рыцарь приветственно кивает головой входящему герою – входи, сказочный принц, твоя принцесса тебя заждалась.

Кивает рыцарь, конечно, не сам, но такой чудесный переход от железного к пушистому – тоже блестящая находка режиссера, которой не было в рассказе.



В конце концов, извините, но Тихонов в кадре с любой зверюшкой производил не менее неизгладимое впечатление, чем Тихонов в кадре с любой барышней.



А барышня была не любая. О, да, случай, как говориться, редкий.



«Яна и Лейтенант», спасибо доброму человеку, вырезал самое интересное. Смотрим в обязательном порядке. Новелла не целиком, но самое главное присутствует.



Прикрепления: 3369085.jpg(187.7 Kb) · 3277535.jpg(143.0 Kb) · 9790369.jpg(173.8 Kb) · 5977282.jpg(163.1 Kb) · 4843413.jpg(188.2 Kb) · 8034380.jpg(199.4 Kb) · 6136361.jpg(132.7 Kb) · 0949841.jpg(54.8 Kb) · 8273241.jpg(155.1 Kb) · 9155565.jpg(143.9 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:22 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Восходящей звезде чехословацкого кинематографа Яне (Хане) Брейховой было на тот момент всего 18 лет. Актриса она была начинающая, но тот уровень профессионализма, который она выдала в этом эпизоде, вызывает просто дикий восторг.




У меня легкий ступор перед необходимостью описать этот фрагмент и дать ему анализ. При предельном минимуме слов и действий, актерам удается почти 20 минут держать зрителя в таком сладком напряжении, что оно не отпускает потом много часов, как будто и вправду эти искры, которые сверкают, конечно, не только между лейденскими банками, а рассыпаны по всему пространству кадра, проходят через само зрительское сердце.




Сыграть так тонко, возвышенно, на таких вибрирующих полутонах, с такой волнующей звенящей изысканностью малейших мимических движений, с таким нежным диалогом отчетливо читаемым в глазах – на такое способны только актеры от Боженьки и только актеры, охваченные горячей симпатией друг к другу.




И судя по донесениям с площадки, молодые люди, действительно, вели себя как влюблённые, с предельным вниманием друг к другу. Но взаимное влечение ни на секунду не выходило за пределы нормальной дружеской теплоты.

Яна на тот момент уже успела выскочить замуж. У нее имелась своя романтическая история любви, в которой были запретные ночные свидания, когда возлюбленный рискуя своей жизнью и её честью лазил к девушке в окно. Звали счастливчика – Милош Форман.




Да-да, еще никому неизвестный в то время Милош Форман.

Через три года после «Майских звезд» пара расстанется. По-хорошему. Форман даже будет еще снимать бывшую жену. Вот так вот, например, «Любовные похождения блондинки».



А потом и вовсе уедет в Голливуд зарабатывать свои Оскары («Пролетая над гнездом кукушки», «Амадей»).

Но сдается мне, что даже без одежды очаровательная Яна никогда не была так прекрасна, как тогда, когда в своем ситцевом платьице в цветочек, с косынкой на пушистых волосах, она смотрела на свое отражение в глазах русского красавца.


И никогда черно-белый кадр не выдавал настолько пронзительный сексуальный импульс, чем тогда, когда эта девушка с нежностью гладила знаки ранения на его груди и тянулась к ним губами.





Все-таки химия – великая наука. Особенно, физическая химия.
Спустя годы, когда её спрашивали о Тихонове, Яна Брейхова улыбалась:

- Это был очень приятный партнёр. Больше всего мне нравилось, что он почти все время молчал.



Тихонову было о чем молчать. У него с личным была засада. Не то он накануне застукал Нонну с воздыхателем, не то Нонна устраивала ему показательный Армагеддон из-за другой шикарной блондинки, с которой он проводил перекуры на киностудии имени Довженко и жил в соседних номерах в гостинице «Украина».



Запутанная, конечно, история, но невозможно же быть, чтобы вокруг такого мужчины сплетни не росли как терриконы. Главное, что они к нему как-то подозрительно не прилипали. Может быть, все дело и есть в этом загадочном рыцарственном молчании?
Прикрепления: 0545485.jpg(146.6 Kb) · 1638277.jpg(134.1 Kb) · 0890955.jpg(161.6 Kb) · 8151492.jpg(61.3 Kb) · 4460074.jpg(182.7 Kb) · 9773642.jpg(166.8 Kb) · 2786587.jpg(139.6 Kb) · 5518971.jpg(151.8 Kb) · 3462564.jpg(156.0 Kb) · 1876977.jpg(160.0 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:22 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Эта красивая история про Яну и лейтенанта Рукавичкина меня зацепила еще и на чисто международном уровне. Вот тут я окончательно поняла, как шикарен был бы Тихонов, если бы его вытолкали на широкий простор.



Вещь скажу крамольную, но смотреть «Мужчину и женщину», например, можно только в советском дубляже и только абстрагируясь от заурядной внешности и каменной мимики Жана-Луи Трентиньяна, сосредотачиваясь на голосе Тихонова.



Самые чувственные дуэты у него получились именно с иностранными актрисами-блондинками.



Не знаю, почему, возможно, потому, что у этих дам не было типичной советской скованности в проявлении эмоций. А может быть, потому, что рядом с забугорными красавицами и его голливудская красота начинала играть новыми гранями.



Но после «Майских звезд», такая искрящаяся обоюдная и обезоруживающая химия с женщиной у Тихонова получится еще только в одном фильме и тоже совместном, на этот раз советско-шведском проекте – в нежно любимой мною ленте «Человек с другой стороны», где его партнершей станет обворожительная Биби Андрессон.




Эта дама, в отличие от Яны Брейховой, вообще не стеснялась признавать тот факт, что на площадке у нее кружилась голова, а Тихонова спасала только молодая супруга, с которой строго согласовывалась каждая любовная импровизация в кадре.



Возможно, потому во всех этих сценах на паре были глухо застегнутые слои одежды, а если вдруг возникала постель, то на Тихонова надевали еще и пальто. Уффф…. Знаете ли.



Лучше вернемся к Яне и Лейтенанту.

Если эту сцену уложить в схему, то получится нечто весьма вызывающее.

Молодая, скромная чешская учительница, прибивает к стене плакат с приветствием доблестной Красной Армии, а в класс заходит первый попавшийся представитель этой самой Красной Армии. И ровно через 12 минут знакомства они уже и целуются. И совсем не по-дружески и не на брудершафт.



Вот она самая настоящая сказка.

Играл бы кто-нибудь другой вместо Тихонова – ни за что не поверила бы. Но конкретно здесь – как не поверить в эту самую сказку?

Прикрепления: 2266248.jpg(169.8 Kb) · 3686894.jpg(73.5 Kb) · 2547723.jpg(138.7 Kb) · 0233170.jpg(111.7 Kb) · 8376051.jpg(105.8 Kb) · 3213521.jpg(125.4 Kb) · 3895737.jpg(111.8 Kb) · 6982177.jpg(150.6 Kb) · 1824030.jpg(142.4 Kb) · 8303518.jpg(154.1 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:23 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Сказку первой любви с первого взгляда.  




На пороге между страшной войной и новым миром.  Между жизнью в нежном светлом платье,  с копной душистых волос и смертью, которая, похоже, все же отступила на время, несмотря на золотую нашивку на гимнастерке и  еще  не разминированные кварталы в городе.



Утопающая в слезах весеннего предчувствия принцесса и сказочный принц, пахнущий потом  и порохом  догорающих сражений. На дымящейся от пережитого горя земле природа ликует в своем  неоспоримом торжестве.



Он и сам забыл, зачем пришел сюда.  Ну, разве не за тем, чтобы её спасти от этих горючих слез? И все голливудские оскароносцы должны нервно курить в сторонке после эротического триумфа сцены с ушибленным пальчиком. После почти неуловимо трепещущих крылышек её маленького носика, которым она  втягивает  новый  для нее запах  сильного и желанного мужчины.



И  уже нельзя просто так уйти. Нельзя просто так отдать ему коробку с мелом. Можно только  бесконечно тянуть эти удивительные моменты сближения, со всей их неловкостью и трепетностью.

Слова не нужны. Они только снимают последние неясности, которые и так хорошо читаемы в глазах – у него никого нет, у нее никого нет. В это трудно поверить, но поверим. Путь свободен, а времени  нет  совсем. 

И  таинственная,  космическая музыка наполняет пространство невесомостью. Образ смерти, бархатные звуки  Баха, удивительные, восторженные глаза, как приглашение к счастью, которое так легко упустить и  треск электрического разряда. 







Как можно иначе заканчивать такие сцены? 

Это хамство. Это просто не прилично.  Сейчас бы сказали вообще ужас что – сексуальное домогательство (святы-святы). А вы что не слышали  о миллионах изнасилованных  красноармейцами немок?  Вот же, вот прямое доказательство!  Пусть не немка, а чешка, но какая, блин, разница?  Одним словом -  террор.  Ой, террор!!! (Не смейтесь, в инете в комментариях к советским фильмам об освобождении Европы еще и не такое прочитаешь!)

Ну ладно.  Мы уже поняли, он никогда такого раньше не делал, но неужели это страшнее, чем  возиться с  вражеской миной? А если это и есть награда за весь этот  чудовищный путь позади? За потери и боль, за весь его каторжный солдатский труд.  А если он потом будет всю жизнь проклинать себя за то, что просто взял и ушел, как написано в рассказе?

И к огромному облегчению девушки и зрителя он решается.  Но все же  молча спрашивает "Можно?" и получает такое же немое, но полное согласие.



Ну, да же, да! Давно уже да, минут пять уже точно да!



Ох, уж эти мимолетные любовные встречи на большой войне.

Прикрепления: 4162736.jpg(129.6 Kb) · 0252425.jpg(154.9 Kb) · 0638273.jpg(134.0 Kb) · 9786419.jpg(145.2 Kb) · 5373791.jpg(154.4 Kb) · 1515298.jpg(138.1 Kb) · 3703078.jpg(137.3 Kb) · 9098587.jpg(142.7 Kb) · 2034792.jpg(155.6 Kb) · 9079673.jpg(160.2 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:23 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Рассказ не оставляет надежд. И написан он так, что надежды этой не нужно. Просто мимолетное облачко налетело, кольнуло сердце и умчалось прочь.

Но киношные Яна и Лейтенант не оставляют зрителю ни тени сомнения. Это оно, то самое. И оно не уйдет. И пусть педантичный и не догадливый директор (а может быть, он как раз слишком догадливый и у него глаз лежит на юной красавице – такими кадрами не разбазариваются) стер адрес с доски.




С такими лицами не расстаются насовсем. А если расстаются, то потом всю жизнь будут несчастны. Потому что так глаза горят только однажды.

И когда Лейтенант выходит из школы, и смотрит на своего ушлого старшину, который ехидно переживает, не подорвался ли командир, мы все еще видим в его зрачках Яну. Она там и никуда больше не денется.



Это неуклюжий бакинец Евгений Бычков не догадался бы. Потому что кишка тонка и Пушкина не знает.

А Андрей Рукавичкин после таких искр просто обязан вернуться в эту деревушку. Потому что в таких слезах девушку не оставляют. Потому что война закончилась и ему еще долго в округе мины обезвреживать. Потому что Яна будет ждать, и он это знает.


И совсем не случайно оригинальный постер фильма нам намекает на продолжение – пара в которой мы сразу узнаем героев, встречается на Карловом мосту на фоне средневековых башен Праги.



Напоследок, по дороге к этому мосту Ростоцкий опять заставил Тихонова петь. Тут на помощь пришел смелый Пуговкин с гитарой, который на этот раз, в отличие от «Максимки», поет своим голосом. И, хотя Тихонов и сам бы мог вполне сыграть – этим-то инструментом он владел, но за широкой грудью партнера по экрану вторым голосом ему как-то уютнее было. Жаль, что опять только один куплет!



Режиссер оставляет лейтенанта Рукавичкина вместе с его саперным отрядом на дороге к Праге. Но лейтенант Рукавичкин никак не может оставить зрителя. Лично я до самого последнего кадра надеялась, что кто-то из этих ребятишек, которые резвятся на детской площадке в финале – ребенок Яны и Андрея и вот-вот мы увидим родительскую пару, возле малыша.

Как бы там ни было многим после этого фильма хотелось абсолютного и исчерпывающего хэппи энда. Так что в Чехословакии, например, появилась вот такая открытка.



Увы, на ней точно не Тихонов, это какой-то незнакомый мне чех, так что эффект не тот, но все-таки хоть какой-то намек.

Премьера фильма состоялась в мае 1959 года. Никаких сногсшибательных кассовых эффектов на фоне торжествующего «ЧП» не получилось, но о фильме много говорили и писали. Особенно о заглавной паре.



Яна Брейхова и Вячеслав Тихонов в Москве. Фото из журнала «Советский экран». Ну что за пара!


А в 1960-ом на Третьем Всесоюзном кинофестивале Ростоцкий получил свою вторую заслуженную награду – Вторую премию за режиссуру.

Прикрепления: 2788353.jpg(152.2 Kb) · 2676640.jpg(150.5 Kb) · 5177878.jpg(156.9 Kb) · 0787502.jpg(139.7 Kb) · 6662541.jpg(184.9 Kb) · 1376950.jpg(38.5 Kb) · 0549426.jpg(59.5 Kb) · 7991603.jpg(106.1 Kb) · 9790043.jpg(610.9 Kb) · 7912108.jpg(206.6 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:23 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Тема Яны и Лейтенанта и их разливающегося  по пространству взаимного магнетизма исчерпана не была.



Спустя восемь лет к ней вернется другой советский режиссер – Михаил Богин в своей культовой для конца 60ых «Зосе», снятой совместно с поляками по повести известного советского писателя-фронтовика Владимира Богомолова.

Эту картину я посмотрела раньше «Майских звезд». Тогда у меня было легкое увлечение Юрием Каморным, а, как известно, это был его дебют и первый прорывной фильм.

Уже потом, после «Звезд»  я поняла, в чем тут было дело. Богин, который склонялся именно к  любовно-лирической тематике,  был, похоже,  просто одержим «Яной и Лейтенантом». Ему, видимо очень и очень хотелось воссоздать эту атмосферу и развить дальше  чудесную тему зарождающейся любви, пробивающейся сквозь языковые барьеры и жестокую правду войны.

Вот почему и главных героев он сделал максимально по типажу близкими  к Брейховой и Тихонову.


Пола Ракса своей резкой  более современной красотой едва ли дотягивала до нежной Яны Брейховой. А вот Юрия Каморного все не стесняясь и  громко называли вторым Тихоновым, так он был похож.



Да еще и по тогда непонятной  мне  прихоти, Тихонова, который был старше лет на 16, попросили Каморного озвучить! Представляю, как это бесило  юного дебютанта. Особенно в свете его личных претензий.

На форумах  среди поклонников Каморного по этому поводу кипишь стоит до сих пор. Голос у него и  без дубляжа очень красив, так что непонятки тут были полные.
Режиссер объяснял замену тем, что хотел придать герою  большей мужественности.



А я очень скоро поняла, что как бы красиво не звучал холодный тембр Каморного, без Тихоновского голоса он мне не нравится.  Нонна, видимо, тоже  прошла по этому пути. Широко известно, что она как раз тогда увлекалась юношей, несмотря на то, что его путали с её сыном. А потом дала ему жесткую отставку. Вот, спрашивается, почему?



И я очень сильно подозреваю, что Богину, как и Нонне,  нужен был сам Тихонов целиком (хотя и в другом смысле, конечно), а не только его сильный голос, способный быть волевым и нежным в зависимости от обстоятельств и читать стихи про чувственную вьюгу с  головокружительной теплотой  и сердцем. Но, увы, только что отыгравший Болконского актер уже не тянул на юного лейтенантика, встретившего  свою  первую любовь посреди польского лета 1944 года.

Изможденный и обескровленный  батальон, мужественно удерживающий высоту, отправлен на отдых в тыл – в небольшое  польское селение, где не осталось ни одного мужчины младше 55 лет.

Там в обманчивом сельском раю, где в любую минуту из леса могут выскочить недобитые немецкие отряды,  а местное население относится к пришельцам с суровым недоверием,  в перерыве между адом боев  образуется красивый любовный треугольник из двух юных  старлейев и белокурой полячки,  хозяйской дочери.



Один из старлейев – начальник  штаба  потрепанного батальона, Михаил (Каморный), несмотря на юность, обтесанный в боях воин, но душу имеет тонкую, возвышенную, Есенина наизусть вслух читает.

Второй - комбат Виктор (Николай Мерзликин) практичный и приземленный  малый,  без телячьих нежностей, Есенина не уважает, потому что вырос в деревне и «розовых коней» там ни разу не видел.

Оба, несмотря на строжайший запрет  подполковника, о женщинах не думать не могут. Вот только комбат – человек действия, а  у  застенчивого с девушками интеллигентного Миши  против него шансов маловато. Во всяком случае, он так думает.

Параллели с «Майскими звездами» получились слишком откровенные с самого начала. Начиная с сюжета и типажей, заканчивая деталями -  от мирного речного пейзажа, которым любуется Миша и белокурой девушки в светлом платье, гуляющей в траве до космической музыки и иконостаса на груди главгероя. Только вместо Ордена Отечественной  справа –  Орден Красной Звезды.



И все действие соткано из долгих грустных  платонических взглядов, предчувствия любви  и крупных планов, в  которые только в самом конце врывается внезапный и неловкий поцелуй: Миша до конца уверен, что Зосе нравится брутальный  Виктор и только в самую последнюю минуту прощания он понимает, что это не так.
Но  даже имея экранного времени в два раза больше, чем Яна и Лейтенант, Миша и Зося так и не сумели сгенерировать хотя бы половину  того магнетизма, который искрил  в «Майских звездах».


Может быть, не хватало того самого сказочного антуража. А может быть, у красавца Юрия Каморного был слишком тяжелый, малоподвижный и немного даже пугающий взгляд.


Или это вообще была ключевая ошибка режиссера - придавать экранному образу такую детальную схожесть с Тихоновым.
Хотя фильм все равно получился красивым и  нежным и в лидеры проката попал. И мне нравился какое-то время.  После Ростоцкого он все же слегка  померк.

«Майские звезды» - не самый растиражированный фильм Станислава Ростоцкого, тем не менее, он  любим знатоками советских  лент о войне.

На первых порах меня коробило, когда среди теплых отзывов  где-то всплывает  ядовитый штамп о «банальной агитке». Написать такое может только человек, который фильм не видел. В противном случае он – последний мерзавец, потому что кадры  тысяч  могил советских солдат  назвать «банальной агиткой»  может только  мерзавец, простите. Но потом я успокоилась.

«Майские звезды» - кино для избранных. Простой  и нежный фильм о том, что человеческое в людях неистребимо. Несмотря ни на какие социально-политические катаклизмы, несмотря на разложение и разруху, на невосполнимые утраты и  никогда незаживающие раны. Сквозь упадок и боль человек пронесет в себе самое главное, и это главное даст ему могучие силы возродиться из пепла.  Это закон жизни и его не отменить.



Полная версия фильма здесь.



Продолжение следует
Прикрепления: 2594794.jpg(105.1 Kb) · 7999832.jpg(32.7 Kb) · 5996010.jpg(38.3 Kb) · 3598237.jpg(65.4 Kb) · 8890615.jpg(145.8 Kb) · 6785245.jpg(63.3 Kb) · 5449538.jpg(55.6 Kb) · 7571552.jpg(37.7 Kb) · 2335819.jpg(73.7 Kb) · 5938439.jpg(162.4 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:23 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10654
Репутация: 48
Статус: Offline
Последний день официального отпуска и относительной свободы. Настроение нулевое. Слишком я разнежилась в своем оазисе душевного уюта. Выбираться из него будет трудновато. Тем более, что из меня попер такой исследовательский азарт, что не знаю, даже, как это остановить. Думаю, никакие педсоветы и  августовские конференции не справятся.

Несколько  дней провела в исследованиях и совсем эмоционально рассопливилась.  Для начала  стала копаться в электронных архивах советских журналов и  нашла очень милые детали по поводу "Майских звезд".

Прежде всего названия всех новелл:

"Дункан и генерал"
"Голубая искра"
"Квартира под крышей"
"Луковичка"

Фрагмент публикации в журнале "Советских экран" с прямой речью Ростоцкого. (Самое радостное для меня оказалось то, что в случае с "Яной и Лейтенантом" я попала в самую суть - режиссер снимал новеллу в жанре сказки!)

Перепечатываю, потому что в инете её в текстовом формате нигде нет, может быть, пригодиться кому.



"Майские звезды"

Прага просит помощи!... Пришлите танки и самолеты!... Не дайте погибнуть нашей прекрасной Праге….

Этот призыв к войскам союзников и непосредственно к советской Армии был передан в эфир 5 мая 1945 года. Что стало бы с городом, если бы он попал в руки гитлеровцев? Жители Праги об этом знали – сохранилась уникальная запись: кто-то из работников чешского радио с риском для жизни выставил микрофон в окно и записал «во всей красе» встёупление гитлеровских полчищ в 1939 году…
В 1945 году фашистам не пришлось хозяйничать в Праге. На призыв о помощи пришли Советские воины. Это был почти невероятный по быстроте пробег танкистов. Прага была спасена.
- В фильме «Майские звезды», посвященном этому событию, - сказал его постановщик С. Ростоцкий, – мы не стремились воспроизводить происходящие здесь бои. Мы старались показать ход событий через переживания и чувства простых людей.

Популярный чешский писатель Людвиг Ашкенази создал сценарий фильма на материале своих четырех новелл. Это очень небольшие по объему произведения, но в каждом из них заложена глубокая мысль, все они очень лиричны. Новеллы не связаны друг с другом по содержанию, их роднит только единство темы. А трудность создания картины была еще и в том, что надо было не только связать четыре различных сюжета единой мыслью, но и объединить в одном фильме четыре различных жанра киноискусства. Так, первая новелла, воплощена нами в кино в традициях детского фильма; вторая – как сказка о любви; третья – как трагедия, а четвертая являет собой жанр кинокомедии.

Вместе с Людвигом Ашкенази мы часто уже в процессе съемок находили нужное решение трудных задач. Во всей нашей работе он был умным, хорошим другом. Но творческая дружба переросла у нас в личную, и я искренне полюбил этого талантливого человека.

Надо ли говорить, что не только мы с Ашкенази, но и вся творческая группа – наполовину чешская, наполовину советская - сдружилась так, что и водой не разольешь! Наши новые друзья – артисты Яна Дитетова, Яна Брейхова, Ладислав Пешек, Милош Недбал, Франтишек Крейцман и другие – с увлечением учились говорить по-русски, а наши – А. Ханов, В. Тихонов, Л. Быков, Н. Крючков – по-чешски.

Не обходилось, правда, без недоразумений. Советские артисты долго не могли привыкнуть к команде режиссера: «Позор!» - что по-чешски означает «внимание». И все казалось, что я выражаю недовольство их работой.
Снимался в фильме и пятилетний Миша Станинец. «Майские звезды» - третий фильм с участием этого артиста.

Воины чехословацкой армии с увлечением изображали в фильме своих советских друзей-танкистов. А когда нам понадобилось зафиксировать встречу советских танкистов населением Праги, мы не готовили массовку, снимали подлинных пражан, которые от мала до велика всегда присутствовали на съемках в качестве зрителей.
Более того, - участники такой массовки без всяких указаний режиссуры сами обогащали массовые сцены. Так, на съемках эпизодов встречи советских танкистов у некоторых встречающих оказались с собой ведра с водой и кружки, многие дочиста обламывали сирень в своих садах и бросали цветы на танки. Видимо, заметив мое приятное изумление, жители Праги говорили:
- Да, да! Именно так мы встречали своих освободителей тогда. В сорок пятом!..
Можно много говорить о нерушимой дружбе двух наших народов, но о ней расскажет фильм, как рассказывают об этом многочисленные памятники Праги и кладбище, где покоится прах советских воинов, освобождавших город, кладбище, где горит вечный неугасимый огонь, а у каждого надгробья пламенеет куст ярко-красных роз.


«Советский экран» 1959 №4, стр 4

Фото со съемок. На второй - сам автор сценария и Вячеслав Тихонов.




Самое очаровательное я откопала в очень древней и некачественной записи с торжественного мероприятия, посвященного дню кино в 1963 году (было же время!)



Эта фоточка, которая меня очаровала, оказывается. сделана именно в это время.



Яна Брейхова была приглашена на съемки праздничной программы. Все было крайне романтично. Зрителям показали кусочек из фильма, самый красивый, поцелуйный (после 25 минуты видео). После чего ведущий вывел Яну на сцену и сказал, что, хотя экранная Яна потеряла след своего героя, но настоящая Яна приехала в его поисках в Москву. Он спрашивает, девушку, нашла ли она Славу. Та растерянно отвечает, что нет, слишком много народу вокруг.
Тогда в лучших традициях новогоднего утренника ведущий и зрители начинают звать, только не Деда Мороза, а Славу. И тот. конечно же выходит, с букетом цветов.
Яна как-то очень эмоционально бежит к нему навстречу.



Он целует ей руку, а она повторяет свой экранный поцелуй, который все только что видели.



После чего он сам её расцеловал трижды по-русскому обычаю, чем девушку явно засмущал.



У микрофона они встали не очень удачно - невысокую Яну видно плохо, но её ласковые взгляды поверх аппаратуры история зафиксировала. Девушка очень застенчиво нюхала цветы и отвечала на вопросы партнера по экрану по-русски. Она ответила, что приехала всего на три дня и пока не успела увидеть Москву, потому что она слишком большая. Тогда Тихонов, посоветовавшись со зрителями, повел Яну смотреть город. Предварительно пара оставила зрителям самые добрые пожелания и улыбаясь удалилась за кулисы.



За кулисами стояла Нонна, которая тоже была участницей программы. Вообще  странное стечение обстоятельств, но оба - и Тихонов, и Яна именно в этот год оформили  свои разводы. Жалко, все же, что пара эта состоялась только в фантазиях зрителей.

Вчера совершенно случайно, просто из чисто археологического азарта сделала самое величайшее открытие за последние три месяца, что я плотно сижу на теме.
Я нашла, к сожалению, неполную, но все же аудио запись...... спектакля Эраста Гарина "Обыкновенное чудо"!!!

Это в самом деле просто чудо какое-то! Глазам не поверила - написано "Радиоспектакль" и в списках актеров, кроме Гарина - ТИХОНОВ!
Сначала меня смутила дата - 1973. Неужели, думаю, Гарин решил сделать радиопостановку с любимым "Медведем"? Поздновато, однако. В 1973 у Тихонова голос уже на юношу не тянет.

Оказалось гораздо лучше. Это запись с театральной постановки!!! Ужасная, некачественная, с шумами, но запись из зрительного зала! (Да, я помню, мы еще в конце 80ых, когда не было еще камер, записывали спектакли нашего ТЮЗа на магнитофон)

И вот это сказка какая-то! Запись живого зала, с реакцией зрителя, аплодисментами, смехом..... Я так заслушалась, что забыла вообще обо всем! Только в конце поняла, что все это время как дура проулыбалась, а глаза на мокром месте.

Постановка шикарная. Особенно хорош Гарин, у которого каждый шаг на сцене сопровождается бурной реакцией зала.
Немного напрягал тихий голос принцессы в начале (вспомнила себя, у меня тоже на первых записях вот точно такой же слабый детский голосок!) и слишком громкая музыка, которая заглушает актеров.

Голос молодого допеньковского Тихонова полон романтической свежести и страсти. Особенно он хорош во втором акте. Ну вот все бы отдала, чтобы хоть на одну сцену взглянуть.... Когда, блин, эти чертовы ученые изобретут машину времени?????

Ладно, шучу. Если кто желает послушать онлайн - здесь Но запись есть и на рутрекере. Увы, нет третьего акта, то есть финала. И финал второго акта немного покромсан. Но атмосферу можно услышать.
Прикрепления: 0280293.jpg(107.1 Kb) · 4716386.jpg(119.5 Kb) · 1443452.jpg(42.4 Kb) · 2866703.jpg(106.1 Kb) · 2007544.jpg(41.6 Kb) · 4950927.jpg(41.6 Kb) · 1524134.jpg(48.3 Kb) · 4570823.jpg(48.8 Kb) · 4231636.jpg(47.2 Kb) · 2694804.jpg(53.8 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Wenhamania форум » Вячеслав Тихонов. Герой и его время » Мгновения Творчества » Весна: 40-50ые » Майские звезды (1959)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 
Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz