Wenhamania

forum
Главная страница РегистрацияВход
Приветствую Вас Гость | RSS
Четверг, 13.12.2018, 16:42
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Wenhamania форум » Вячеслав Тихонов. Герой и его время » Мгновения Творчества » Весна: 40-50ые » Жажда (1959)
Жажда (1959)
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:30 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
«Черные дьяволы» против голливудских коммандос, бандитизм героизма и оптимизм трагизма, эпос великого города и первая легенда Макса Отто фон Штирлица, ямбы высокого подвига и хореи черно-белой киноленты, тлеющее звено памяти и ода живой воде или

«Жажда» (1959)

между двумя берегами.




Страница фильма на Кинопоиске

Страница фильма на Кино-театр.ру.

Одесская киностудия

Режиссер – Евгений Ташков

Сценарий – Григорий Поженян

В ролях:

Вячеслав Тихонов – Олег Безбородько
Валентина Хмара – Маша
Юрий Белов – Вася Рогозин - Патефон
Владимир Иванов – Петр Твердохлебов
Николай Трофимов – полковник Никитин
Борис Битюков – капитан-лейтенант Алексеенко
Василий Векшин – Алексей Калина
Антон Доценко – Никита Нечипайло
Борис Годунцов – Уголек
Муллаян Суяргулов – Мамед


Лидер проката 1960 г. - 20,1 млн зрителей.
Премии Всесоюзного Кинофестиваля в Минске в 1960 - Третья за Лучший фильм, Вторая за операторскую работу (Петр Тодоровский) и Лучшему киноактеру (Юрий Белов)
Прикрепления: 9991674.jpg(31.6 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:30 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline

Глава первая. «Черная наша работа вам дарит возможность беспошлинно видеть восход»


В 1961 году мировые экраны бомбили «Пушки острова Наварон» - шикарный англо-голливудский блокбастер из истории героических британцев на полях Второй Мировой войны.



По сюжету, следовавшему за страницами популярного романа Алистера Маклина, группа бравых британских коммандос получает почти невыполнимое задание – уничтожить великолепно укрепленную береговую батарею нацистского форта на маленьком островке в Эгейском море. Если этого не сделать, британские корабли не смогут эвакуировать тысячи терпящих бедствие своих доблестных солдат с другого острова – пушки острова Наварон просто-напросто потопят конвой на подступах к цели.



Для выполнения задачи мужественным британским спецназовцам предстоит переодеться в форму нацистов и пройти головокружительный квест.
В фильме было все – масса огня и воды, тонны взрывчатки и разбитой техники, зубодробительные трюки и щемящая интрига, брутальная челюсть Грегори Пека и стандартные модели 90x60x90. Было все, кроме души и здравого смысла.



К чести Грегори, он сам всю жизнь считал этот фильм комедией и характеризовал его примерно так: «Это история о том, как пятеро парней победили фашистскую армию».



Легко же этим ребятам снимать фильмы о войне в таком тупом, бравурном стиле. Они о ней по сути понятия не имели, примерно так же, как и наши современные кинематографические мэтры, ну да Бог им судья.

Фильм имел бешенный успех, взял одного Оскара и шесть его номинаций, два «Золотых глобуса» и номинацию «Грэмми». Вот только в СССР его не показывали. Наверное, потому, что наш зритель, еще не остывший от войны, воспринял бы эту ересь как издевательство.

И нужны ли нам были эти наивные янки с их трюками, если за год до их блокбастера на советских экранах взорвалась своя спецназовская бомба – история о подвиге советских морпехов в дни героической обороны Одессы?



Разве могли голливудские фокусы и кукольные типажи тягаться за внимание нашего зрителя с веской, просоленной, горькой правдой наших героических парней в черных бушлатах, которых фашисты всю дорогу называли «черной смертью» или «черными дьяволами»?

Лично у меня при первых же кадрах «Жажды» в мозгу забряцали аккорды этой песни и сидят там даже сейчас, потому что я пишу о фильме.



Хотя, у фильма есть своя визитная карточка. Прекрасная музыкальная визитная карточка, которая лучше всяких трюков, на контрасте ожидания бьет в самое сокровенное место.



Жарким августом 1941 года обороняющаяся Одесса осталась без воды. Гитлеровцы захватили водонасосную станцию в 40 километрах от города – единственный источник питьевой воды для жителей и защитников. Небольшой разведывательно-диверсионный отряд морпехов должен хотя бы на несколько часов отбить водокачку и напоить умирающую от жажды Одессу.



Все.

Не форт с пушками, не крепость – всего лишь хорошо охраняемую водокачку. Не для прохода военного конвоя, в глубоких стратегических целях, а для того, чтобы наполнить детские бидончики живой влагой.

И где, спрашивается, больше жизни и эмоциональной силы?



Пожалуй, единственная параллель, помимо нитевидной схожести сюжета заключалась в том, что «Жажда» стала, по сути, одним из первых военных фильмов СССР, снятым с претензией на остросюжетность, с драйвом некоторого саспенса.

Но в отличие от голливудского «мяса» советский экшн начинался с прочного интеллектуально-нравственного базиса, над которым возвышалась легкая надстройка приключенческого сюжета.



Пружина лирического повествования о молодых, талантливых и сильных парнях, полных надежд и чувств, оказавшихся на изломе своего кровавого и страшного времени, медленно сжимается почти две трети фильма, накапливая мощную потенциальную энергию, чтобы в финале обрушить на зрителя импульс невероятной силы.


В сочетании с символичностью приемов это сделало фильм подлинным шедевром своего времени, который не просто «до сих пор», но и «особенно теперь» смотрится шикарно.

Прикрепления: 1548994.jpg(31.6 Kb) · 6691456.jpg(304.1 Kb) · 0109868.jpg(92.4 Kb) · 9965464.jpg(186.5 Kb) · 2589298.jpg(139.2 Kb) · 9027528.jpg(179.7 Kb) · 7673882.jpg(160.6 Kb) · 7123448.jpg(162.6 Kb) · 3415027.jpg(151.5 Kb) · 2725780.jpg(142.4 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:30 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
Глава вторая. «В красном сне бегут солдаты, те, с которыми когда-то был убит я на войне»


Фильм «Жажда» вышел на советские экраны в начале 1960, за год до «Пушек Наварона» и без всяких трюков и мужественных челюстей произвел не менее мощный эффект на социалистическом пространстве тогдашнего мира – огромные очереди от кинотеатров тянулись на целые кварталы и, казалось, не закончатся никогда, телефоны студии не умолкали ни на минуту от заявок на встречи с создателями, почтальоны доставляли тонны письменных отзывов, а зрительская популярность советского Грегори Пека - Вячеслава Тихонова, исполнителя главной роли лейтенанта Олега Безбородько, по крайней мере, на одной шестой земного шара рванула к космическим высотам.



Особая история с этим фильмом сложилась у одесситов, для которых он стал неотъемлемой частью их особенного культурного кода. Об этом невероятно эмоционально и сочно рассказывал одессит Юрий Стоянов в одном из документальных фильмов, посвященных картине и её исторической основе.

В пору своего высокого духовного величия героическая «жемчужина у моря» благоговейно относилась к каждой детали своей истории и бережно вплетала её в канву своего собственного эпоса. Каждый одессит наизусть знал список из тринадцати имен, выбитых на мраморной доске, висящей у входа в здание Академии холода (консервный институт), дом №27 на улице Пастера, здесь, в дни обороны, базировался один из самых знаменитых диверсионно-разведывательных отрядов «черных бушлатов», память о котором сохранили мемуары, проза и поэзия фронтовых авторов.



Один из этих тринадцати спустя несколько лет сам станет поэтом и напишет об этом доме такое потрясающее стихотворение.

ПАСТЕРА 27

Если б душа
отделялась от тела,
сколько бы чаек
ко мне прилетело.
Сколько бы ласточек
в окна влетало.
Сколько б коней
в дом тропу протоптало.
Если б душа
отделялась от тела,
я не ходил бы тайком
на Пастера,
в дом, где живут
все друзья неживые,
где не лежат
и цветы полевые.
Может, потом
и случится такое
там, за неслышной
подземной рекою,
на перевозе,
где лодочник желтый
знает, зачем
и откуда пришел ты.
Но на земле
не случается чуда.
Тот, кто погиб,
не приходит оттуда.
Были юнцами,
не стали старее.
Тех, что погибли,
считаю храбрее.
Может, осколки их
были острее.
Может, к ним пули
летели быстрее?!
...Дальше продвинулись.
Дольше горели.
Тех, что погибли
считаю храбрее.




Этого бывшего морпеха звали Григорий Поженян, товарищи по отряду дали ему прозвище Уголек. Те страшные, полные бескорыстного героизма и чистой жертвенности дни остались с ним на всю его долгую жизнь. Поэтому он и называл себя связным между павшими и выжившими.



Человек неординарный и сложный, безумно талантливый и безумно непредсказуемый, один из самых мощных поэтов своего времени и интеллектуальный бунтарь, «груда тела и суматоха явлений», как окрестил его Петр Тодоровский, Поженян начинал свой путь как отчаянный головорез в пекле великой битвы за Одессу.
Курировавший его отряд комиссар, называл его бандитом в хорошем смысле этого слова. Такой степени отчаянной храбрости и дерзости, которую демонстрировал этот парень, трудно было встретить даже в городе, где героизм цвел махровым цветом в каждой подворотне.

К концу войны на его груди уже места свободного не было – Орден Красного Знамени, два ордена Отечественной, два ордена Красной Звезды и далее по списку все боевые медали от обороны Одессы до взятия Берлина.

Дважды за время войны Поженяна представляли к званию Героя и оба раза представление разворачивали за политическое хулиганство – выбросить за борт политработника, например, не самый лучший способ получить Золотую Звезду. Особенно, если у тебя еще и отец в лагере.

В конце концов, однажды в аду и неразберихе одесских страшных дней, командир написал похоронку матери Уголька.

Случилось это в сентябре,
во ржи, в тылу врага...
Еще дымились на заре
соленым берега,
еще волны тугой клубок
не заливал причал,
еще, не сдавшийся, дубок
зеленый лист качал,
еще я полз, еще я жил,
зажав ладонью бинт.
А Безбородько доложил
о том, что я убит,
что похоронен у бугра,
близ обгоревших пней,
что надо мною явора
стоят ворон черней,
что восемь пуговиц морских
да смертный медальон —
все, что осталось от моих
случайных похорон,
что Гура, если он живой,
исполнит свято долг...
— Я вам ручаюсь головой... —
и старшина умолк.
...В ту ночь в разведку никому
идти не довелось,
и я уверен, что ему
не очень-то спалось.


Мать молодого морпеха, получив извещение, сама ушла на фронт и встретила Победу майором медицинской службы. Только тогда она узнала, что любимый сын жив. Вот почему, успевший побывать среди мертвых поэт, имел полное право считать себя звеном между тем и этим миром.



Глава третья. «Не я тому виной, что жив остался, просто я связной, меж теми, кто живут и кто мертвы»


Во времена триумфа фильма его авторы и консультанты уверяли, что сценарий абсолютно правдив и основан на реальных событиях, только немного приукрашенных художественным вымыслом.



В наши дни опровержения советских авторитетов написано и сказано немало противоположных утверждений. Одна из статей так и называлась «Мифическая «Жажда» Григория Поженяна», в ней фильм сравнивали со сказкой. В одном из документальных фильмов утверждалось, что все это легенда, в которую одесситы слепо верят.
Самое жуткое в этих публикациях заключается в том, что когда дело доходит до аргументов, выясняется, что их просто нет. Работает классическая схема нашего пошлого времени - главное заголовок провокационный прилепить.

Конечно, как и в любом сценарии в «Жажде» есть условность, допущения и определенная сюжетная приглаженность, для того, чтобы расставить акценты, придать событиям законченность и четкий смысл. Но разве это новость, что реальные события приукрашиваются в кино? Главное с этим не переборщить. А то, что фильм был, не просто тепло встречен одесситами, а стал для них родным – лучшее доказательство того, что НЕ переборщили.



Спустя 11 лет после «Жажды», к 30-летию обороны Одессы на экраны вышел еще один фильм об этих событиях по сценарию Поженяна. Он назывался «Поезд в далекий август» и на этот раз более точно и бережно следовал исторической правде, практически документально воссоздавая хронику битвы.



Эта картина, где самого Поженяна сыграл Армен Джигарханян, фактически предвосхищала художественно-документальный жанр, в котором чуть позже Юрий Озеров снимал свои великие киноэпопеи. Но по сюжетной структуре она так же похожа на последний фильм Леонида Быкова «Аты-баты, шли солдаты» - перекличка времен, послевоенное поколение, вспоминающее подвиги отцов.



В отличие от «Жажды» «Поезд» был в меньшей степени художественной картиной и картинку давал более панорамную – огромное количество персонажей от командующих Одесским оборонительным районом до простых телефонистов в окопах, от заседаний Военного Совета до школьных занятий детишек в катакомбах. Небольшими, но очень яркими штрихами сценарий воссоздавал 74 дня героической жизни обороняющегося города.

И все же, несмотря на масштабность батальных сцен и трогательность эпизодов с ветеранами, этот фильм не мог по своей эмоциональности и художественным особенностям потягаться с «Жаждой» и как-то потерялся в прокате. И снят он как-то неровно – то провисая, то хорошенько встряхивая зрителя, и Джигарханян там как-то совсем чужероден – слишком холоден и ни разу не попадает в возраст персонажа – юноши в 1941 и пожилого человека спустя 30 лет.



И все же это тоже потрясающий фильм, который стоит показывать детям в порядке воспитания и образования, для чего, собственно, его и снимали в Золотые времена.
Просто вот насильно заставлять смотреть, пока не проникнутся! Иначе нам точно конец. И он уже близок.

Вот нашла сильный клип - кадры фильма «Поезд в далекий август», положенные на песню Высоцкого. Посмотрите до конца, поймете, о чем я.

Прикрепления: 1477282.jpg(152.4 Kb) · 9953242.jpg(221.3 Kb) · 0597800.jpg(142.9 Kb) · 3377883.jpg(16.2 Kb) · 1381402.jpg(37.0 Kb) · 1817842.jpg(163.4 Kb) · 7582641.jpg(187.6 Kb) · 7539078.jpg(178.1 Kb) · 6511119.jpg(18.7 Kb) · 4750837.jpg(40.5 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:30 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
Глава четвертая. «Наши версты считали от боя до боя, наши губы немели, наши мачты горели, нас хирурги спасали, а мы не старели…»


Оборона Одессы - одна из самых пронзительных страниц в истории Великой Отечественной. Не имеющий ни укреплений, ни военной промышленности курортный и торговый порт более двух месяцев (с 5 августа по 16 октября 1941) сдерживал врага силами армии, флота и простых одесситов. Вражеское превосходство к началу битвы было таково – 34 тысячи наших против 340 тысяч фашистов. Даже сейчас у меня мурашки по коже от этих цифр.



Полумиллионный город встал стеной. Пока мужчины десятками тысяч ложились под вражескими снарядами, десятки тысяч женщин и детей строили на улицах баррикады. Между ними как ни в чем не бывало курсировали трамваи, на которых можно было удобно добраться до передовой.



Мирные заводы мгновенно освоили военные технологии, проявляя потрясающую, чисто одесскую смекалку и наглость – из цилиндриков для губной помады выходили прекрасные запалы для гранат, а консервные банки пошли на мины. Про знаменитые одесские танки «НИ» («На Испуг») сделанные из гусеничных тракторов, обшитых железом, которые наводили ужас на обескураженного врага, знают, наверное, все. А были еще и бронепоезда, и тысячи миномётов, огнеметов, гранат...



Этот город взять было в принципе невозможно! Даже несмотря на страшный дефицит воды. И, если, наши все же оставили его, предприняв при этом одну из самых уникальных военных операций в истории всех войн, то сделали это не потому, что проиграли, а по решению верховного командования в чисто стратегических целях. Враг целые сутки не мог поверить, в то, что наши ушли.

Как мне кажется все же главное допущение «Жажды» состоит в том, что наши в ней воюют исключительно с немцами. Вот тут заключалась самая большая неправда. Кроме гитлеровцев Одессу штурмовали итальянцы и, в основном, румыны. Румынский «фюрер» Антонеску лично присутствовал при осаде. Рассматривая город в бинокль, он назначил победный парад своих войск на 25 августа.

Не знаю, существовали ли в то время закаточные машинки, но губозакаточные наши уже точно умели делать.

В «Поезде в далекий август» эта неправда была исправлена – румын мы видим, но даже здесь никто вслух их румынами политкорректно не называет и даже в одном эпизоде авторы отвешивают врагу реверансы: вражеские солдаты и офицеры не стреляют в оказавшуюся на нейтральной полосе русскую девушку, которая приползла подоить заблудившуюся козу.



А потом очень смело, с сумасшедшим шиком повторяют сцену «психической атаки» из «Чапаева».

Но, думаю, сами румыны, погибавшие под Одессой, корчатся в гробах от современного российского ремейка «Жажды», в котором нынешние мастера кино главгероем вывели благородного военнопленного румынского военнослужащего, научившего наших морпехов воевать.

Как говорят у нас в Одессе, я, конечно, все понимаю, но не до такой же степени!

Именно румыны захватили в августе 1941 года Беляевку с её водонасосной станцией и отрезали город от днестровской воды. Может быть, поэтому киношная Беляевка стала Ивановкой, чтобы никаких ненужных ассоциаций не возникало.



Больше всего, конечно, «опровергатели» вопиют, как раз на водную тему. Сегодня очень модно считать, что проблема воды в «Жажде» преувеличена. Да, главный водопровод, несущий в Одессу основную массу воды, был перекрыт, но оставались еще старые полузасыпанные колодцы и артезианские скважины на предприятиях. И их-де хватало.

«Хватало» так, что Одесса стала единственным городом, где в годы войны воду отпускали по талонам. По пол-литра на человека в день!



Как одесситы в таких условиях готовили себе пищу и соблюдали элементарные правила гигиены у меня понять не получается! Все краны в квартирах были мертвы. Даже стирка была роскошью, потому что береговая линия бесконечно обстреливалась, и морскую воду добыть можно было с трудом. В страшную жару августа 1941 года город словно потрескался от обезвоживания.



Опровергайте дальше, опровергатели….

Я знал по сказкам древних дней
про мертвые сады,
про горечь ссохшихся корней
и жизнь живой воды
и знал, ценой какой беды,
зажав в руке наган,
мой дед пронес глоток воды
в песках Такламакан.
И сам я
в мареве,
сквозь сон,
лишь с помощью друзей
прошел столбы запретных зон
«Семи Колодезей».
А здесь,
насколько хватит глаз,
колышется вода.
Приди,
нагнись —
и сотню раз
пригубишь без труда.
В пол-лодочки сложи ладонь,
черпни на полный взмах, —
и под тобой гривастый конь
рванется в стременах.
Но та вода —
не для питья.
Тот конь —
не для езды.
Лишь здесь,
У моря,
понял я,
что значит — нет воды.




У фактов вообще суровый характер. Но в случае с «Жаждой» у опровергателей есть только два «козыря» – во-первых, воду отряд морпехов в город подать не смог. Не потому что не смог захватить водокачку, а потому что румыны водопровод разрушили.

И, во-вторых, из тринадцати человек, которые по сценарию полегли за водонасосную станцию, в реальности совершенно точно в Одессе погиб только один и то спустя месяц после этой операции, а до Победы дожили не меньше восьми. Ужасные аргументы.

Сказка? Миф? Легенда? Господи…



У меня складывается ощущение, что люди прячутся за эти слова от бессилия и своей внутренней личностной ничтожности. Одна единственная подленькая мыслишка, предательским холодком забирается за пазуху и все расставляет по местам: «А я вот так бы вот смог? Надеть форму фашиста и пойти к волку в самые зубы, ради трех бидонов воды. Часами лежать в плавнях, ползти по холодной грязи в жуткой ночи, таща на себе мертвого друга или живого языка? Да нет…. Это же сказка! Миф! Такого не бывает». Очень удобно.

О, солдатская ясность!
Не раз мне казалось,
что приказ
то излишне жесток,
то опасен,
но всегда —
исключающий всякую жалость —
был солдату он
непререкаемо ясен.
...Продержаться бы час!
Выждать? Выжить?
Нет, это —
это только лишь раз
отвернуться от света,
чтоб своею бедой
дать другим распрямиться.
Лица...
чаны с водой...
материнские
лица...


Прикрепления: 7576863.jpg(620.3 Kb) · 9236189.jpg(263.1 Kb) · 0518653.png(188.4 Kb) · 4016459.jpg(110.7 Kb) · 5276928.jpg(44.5 Kb) · 6728732.jpg(152.1 Kb) · 8013100.jpg(141.2 Kb) · 1313532.jpg(154.0 Kb) · 5165540.jpg(141.5 Kb) · 8710489.jpg(112.0 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:31 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
Глава пятая. «Дорога назад далека всем, ушедшим вперед»


Пожалуй, самая однозначная легенда, связанная с этой историей и широко растиражированная в интернете, гласит: Поженяна сочли убитым в той операции, где погибли почти все его товарищи и спустя несколько лет после войны он прочитал свое имя на плите братской могилы.



В действительности, плита не могильная, а мемориальная и на ней вовсе не написано, что все эти люди погибли. Дословно:

"В этом доме во время обороны Одессы в 1941 году располагался отряд моряков-разведчиков Одесского оборонительного района. В борьбе с противником особенно отличились
Алексеев Василий, Безбородько Олег, Зуц Арсен, Калина Алексей, Конвисер Лазарь, Макушева Анна, Нестеренко Левон, Поженян Григорий, Рулев Константин, Сурин Михаил, Твердохлеб Петр, Урбанский Георгий, Гура Иван".


В Одессе, окруженной фронтом, были десятки диверсионно-разведывательных отрядов, но конкретно этот известен всем. Он подчинялся непосредственно штабу Одесского оборонительного района. Олег Безбородько не врал Маше, уверяя девушку, что служит при штабе, он просто не говорил всей правды. Но, в действительности, его отряд имел гораздо более широкий спектр функций, чем это показано в фильме.



Отряд размещался в здании эвакуированного консервного института. В какой-то статье один из опровергателей даже этот факт пытается оспорить, ссылаясь на какой-то документ, где написано, что разведчики должны были жить в казармах. Но этот пассаж кроме ухмылки ничего вызвать не может. Разведчики. Элитные. Общеармейские. В казармах. Да еще и согласно официальным документам. Как говорят у нас в Одессе, вы делаете меня смеяться.



Курировал отряд член военного совета, комиссар Илья Азаров, ставший чуть позже вице-адмиралом. В фильме этот человек участвует в звании полковника и под фамилией Никитин. Играет его лауреат Сталинской премии Николай Трофимов, под началом которого за девять лет до этого юный торпедист Тихонов-Гриневский плавал на подлодке К-8 «В мирные дни».



Азаров не раз упоминает этот легендарный отряд в своих мемуарах. Он же в горячие дни августа 1941 привез к разведчикам фронтового корреспондента газеты «Правда» Леонида Соболева, который был настолько впечатлен ребятами, что написал несколько рассказов о них, изменив лишь имена.

«На фронте под Одессой работал отряд разведчиков-моряков.
По ночам они пробирались в тыл румынам, проползая на животе между минными полями, переходя по грудь в воде осеннего лимана, забираясь на шлюпке далеко за линию фронта. Они снимали часовых ударом штыка или кинжала, забрасывали гранатами хаты со штабами, сидели под обстрелом своих же батарей, корректируя огонь, - неуловимые, смелые, быстрые, "черные дьяволы", "черные комиссары", как с ужасом звали их румыны» (из рассказа Л. Соболева «Соловей»).


Отряд на самом деле не был единицей постоянной - редеющие ряды быстро пополнялись новичками.



Так что немногие исследователи до сих пор не могут понять, по какому принципу составлен тот самый список на плите. Он явно не полный. Например, там нет того самого Мамеда, не то татарина, не то башкира (во всяком случае в фильме его играет точно башкирский актер), который показывал чудеса рукопашного боя.

В целях удобства и конспирации бойцы носили пехотную форму, иногда переодевались в штатское или даже вражеские кители, но при этом пользовались особыми привилегиями – командование разрешало им под звездочками пилоток прикалывать якорьки и не застегивать две верхние пуговицы гимнастерки, чтобы видна была «матросская душа». В итоге такой удивительный эклектизм в обмундировании, по словам современников, воскрешал в памяти времена Гражданской войны.



Днем отряд отсыпался, а ночью уходил за линию фронта, чаще всего небольшими группами.
В 1953 году Поженян написал поэму, посвященную этим героическим и горячим дням и своим друзьям. Называется она «Впередсмотрящий» и выглядит как стихотворный эскиз сценария «Жажды».

Нас в разведке тринадцать было.
Нас в Одессе война крестила
не штыками и не огнем —
тяжкой ношею за плечами,
настороженными ночами,
непривычным бездельем днем.

***
На чужих батальонных стыках
раньше пули и раньше крика
камышами,
на шлюпках,
вброд,
сквозь,
посадки,
лиманы,
рожью,
по дорогам
н бездорожью
шли мы к немцам
в тылы,
вперед.
Шли мы группами,
трое,
двое,
перед боем
и после боя,
до захода луны,
при ней,
безоружными,
в «полной норме»,
в пиджаках
и в матросской форме,
до утра и на много дней.
И как совы —
ночные птицы,
привыкая к слепым зарницам,
светлякам, и кромешной мгле,
чуют ночь беспощадным ухом,
так и мы,
ночники,
по слуху
молча шли
по своей земле.

****
..Жили мы па углу Пастера,
в доме мрачном и темно-сером.
Дом — служебный.
В дверях — наряд,
а внутри патрули в три смены,
пять глухих этажей да стены,
да тринадцать матрасов в ряд.
Каждой ночью они пустели.
Молча скатывались постели,
и в машине — в который раз! —
холод кожаного сиденья,
город — черной скользящей тенью,
напряженность случайных фраз.




Список отряда на плите я увидела уже после фильма, и с тех пор меня долго мучил вопрос, почему Поженян только троим своим товарищам оставил в фильме настоящие имена?

Из тех, кто увековечен на стене дома на улице Пастера, в фильме мы видим:

Олега Безбородько – собственно, Вячеслав Тихонов.


Алексея Калину – виртуоза-гитариста отряда, в роли которого снялся днепропетровский театральный актер Василий Векшин.



И Петра Твердохлебова, которого великолепно сыграл почти неузнаваемый в этой роли товарищ Тихонова по ВГИКу и «Молодой гвардии», всесоюзный Олег Кошевой, то есть Владимир Иванов.

Прикрепления: 9008195.jpg(47.7 Kb) · 6680268.jpg(149.6 Kb) · 0036935.jpg(155.5 Kb) · 0461355.jpg(151.3 Kb) · 9076286.jpg(155.5 Kb) · 9815193.jpg(171.5 Kb) · 5588239.jpg(109.5 Kb) · 6575155.jpg(131.8 Kb) · 5488659.jpg(126.1 Kb) · 6427590.jpg(126.9 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:31 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
Все остальные имена вымышленные, хотя за каждым из них стоит вполне конкретный человек. Например, благодаря воспоминаниям Азарова, я вычислила, что настоящее имя душевного великана Никиты Нечипайло, с украинским говором и сорок шОстым размером ноги – Георгий Урбанский. Он погиб в 1943 в Карелии.



Фамилия Алексеенко очень напоминает фамилию Алексеев, но этот морпех не был офицером.

Кто же был выписан под самым колоритным образом фильма – остроумным и заботливым Васей Рогозиным в исполнении звезды «Карнавальной ночи», суперпопулярного и лучезарного Юрия Белова, я так и не смогла разузнать.


Сначала у меня была версия такая – под подлинными именами Поженян вывел на экран тех товарищей, которые погибли. «Тех, кто погибли, считаю храбрее»… Он сам говорил, что нужно бесконечно повторять их имена, чтобы они были на слуху.



Но потом выяснилось, что Петр Твердохлеб не только дожил до Победы, но и тридцатилетие Обороны праздновал. И эта версия рассосалась.

Правда, есть еще вариант, что Поженян считал Твердохлеба погибшим на момент работы над «Жаждой». И это похоже на правду. Автор сам позже рассказывал, что после этого фильма с ним на связь стали выходить многие его товарищи, которых он считал павшими.

Все же, с большим трудом, но я избавилась от навязчивой идеи докопаться до правды. В конце концов, трудно искать логику, если речь идет о таком человеке. Самого себя, например, автор сценария убил в первом же бою, задолго до нападения на водокачку.



Щупленький темноволосый паренек (гораздо больше похожий на восемнадцатилетнего Уголька, чем заматеревший тридцатипятилетний Джигарханян) погибает в «Жажде», подобно Пете Ростову, в первом же бою, успев за несколько сцен, влюбить в себя зрителя своей нежностью, чуткостью и мечтательностью.



Зачем Поженян «убил себя» так рано – это уже вообще вопрос из области метафизики. Возможно, он хотел, чтобы его сочли самым храбрым. Инсценировать так и не состоявшуюся свою гибель. А может быть, наоборот, не хотел выпендриваться и оттенять товарищей.

И львиная доля героической славы в фильме досталась Олегу Безбородько и юной партизанке Маше.




Рассказ о единственной девушке в отряде должен быть особым. В жизни её звали Аннушка Макушева и, судя по воспоминаниям адмирала Азарова, это был единственный персонаж фильма, который ему не понравился, потому что экранная Маша не отдала должное прототипу.



Дело было, конечно, не в обаятельной и очень тонкой Валентине Хмаре, которая играла юную разведчицу. Просто экран не рассказывал даже о десятой доли тех подвигов, которые сделали Анну Макушеву живой легендой Одессы.

Гораздо ярче её описал Леонид Соболев в рассказе «Разведчик Татьян», где он упомянул, в том числе, и курьезный случай, когда при знакомстве с разведчиками он принял девушку за паренька.

Впрочем, в «Поезде в далекий август» Поженян все же исправился – небольшой кусок повествования посвящен настоящей Анне Макушевой. Она предстает сразу в двух ипостасях – в лице молодой актрисы, которая играет её в юности и собственной персоной, в сцене встречи ветеранов разведотряда.




Аннушкой её любовно называли бойцы. Она, действительно, была местной, работала до войны в той самой Беляевке на почте. Ей не было и 19 лет.



Поначалу её в числе многих сознательных местных прикрепили к разведчикам как проводника. Девушка знала все катакомбы, все тропинки, все лиманы и камыши в округе и начала свой боевой путь с того, что десятки раз переправляла отряд морпехов через линию фронта.

Но вскоре девушка стала совсем своей, была зачислена в группу и получила обмундирование, включая хромовые сапожки тридцать шестого размера. Аннушка ползала за линию фронта наравне с мужчинами, добывала языков, участвовала в диверсиях, вызывала огонь на себя, была ранена.

На долю Аннушки выпала страшная судьба. После сдачи Одессы она ушла с моряками в Севастополь и под самый конец обороны тяжело раненная попала в плен. Даже фашистские солдаты были шокированы мужеством юной девочки, у которой раны начали гноиться, и привели её в госпиталь, где медсестры тайком от офицеров откармливали её шоколадом.

Но пришел фашистский хирург и сбросил раненную девушку со стола. Узнав, что она разведчица из морпехов. фашисты долго и бесчеловечно издевались над Аннушкой, а потом её ждала череда тюрем и концлагерей. Девушка даже там оставалась бойцом, пробовала бежать, и, наверное, эта неженская упертость спасла её от смерти. После войны она вернулась в Одессу, ходила по городу и целовала камни её мостовой.

Поженян нашел её уже в 50ых, когда собирал материал для «Жажды». Благодаря стараниям адмирала Азарова, отважная разведчица все же получила, хоть и с опозданием свою заслуженную награду – Орден Ленина.

Но это будет потом. А пока Аннушка воюет в разведке.

Прикрепления: 2833788.jpg(150.1 Kb) · 7367663.jpg(157.5 Kb) · 5082996.jpg(144.5 Kb) · 9122519.jpg(157.1 Kb) · 7118323.jpg(151.3 Kb) · 6356430.jpg(161.8 Kb) · 8391666.jpg(150.2 Kb) · 8041367.jpg(158.0 Kb) · 0375879.jpg(30.0 Kb) · 6902621.jpg(160.3 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:31 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
Бойцы поголовно влюблены. Но это была не та извращенная любовь, которой страдает Федя Бондарчук в своем, не к ночи будет помянут, «Сталинграде».



Разведчики относились к девушке бережно, как к сокровищу, и свято охраняли её неприкосновенность. Хотя приступы ревности, видимо, все же имели место, если Поженян написал любовную линию для Олега и Маши.



Чтобы это не казалось совсем уж полным предательством со стороны друга, сценарист преподнес дело так, что пара уже дано знакома.



В этом есть даже некий лиричный юмор – единственный боец, который предпочел подушку знакомству с новенькой, по которой сошел с ума весь отряд, оказался на поверку её женихом.



Впрочем, это, в общем-то, кажется одним из самых слабых моментов сценария – Маша живет в Беляевке-Ивановке, Олег явно не местный. Где и когда они могли встретиться и полюбить друг друга - не понятно.



Ну ладно. Пара очень красива и вызывает только самые теплые чувства, так что простим натяг. К тому же  история вынужденной разлуки влюбленных придает  теме Жажды особую глубину,  и образ двух берегов, разделенных водой, достойно несет лирическую нагрузку.





Глава шестая. «Мы все должны остаться тут хоть навсегда, чтоб лишних несколько минут текла вода».


Реальный Олег Безбородько с Аннушкой вряд ли крутил роман. В Донецкой Константиновке у него осталась семья и, минимум, сын. (Потомки героя до сих пор живут там – внука и правнука назвали в его честь). Но ревность друзей не на пустом месте цвела – пара чаще работала вместе, он - изображая вражеского офицера (история умалчивает в какой форме), она – его падшую пассию. Во всяком случае, так это описывает Поженян.



Не могу удержаться еще от одной поэтической цитаты из «Впередсмотрящего», уж больно сильны стихи. Словно вырезанные из фильма сцены перед глазами пробегают.

Итак, к шести часам
подъедут к нам закрытые машины,
опять лиман,
опять стрельба по звуку,
и каждый куст похож па часового.
Все — как обычно.
Только слишком
долго
Мамедка спит,
и дольше, чем всегда,
у зеркала простаивает Анка.
Она красивая.
Матросам очень жаль,
что нужно ей весь день казаться
немкой
и быть с Олегом
дольше, чем всегда.
Они пойдут сегодня в первой паре
и будут открывать нам путь
к Днестру…

***
...Выходили с разных сторон,
подползали к мосткам,
сталь курка поджимает патрон, —
и черствеет рука.
Вот послышался шаг в тиши,
вот спина впереди.
Сердце просит:
— Пора, спеши! —
А в мозгу:
— Погоди! —
Сердце в руку вложило нож
и кричит:
-Иди! - .
А в мозгу одно:
— Не тревожь! —
А в мозгу:
— Погоди! —
Чей-то окрик...
Взошли луна,
и светло как днем.
Видим:
Анка стоит.
Она
с офицером вдвоем.
Он пошатывается. В руке
офицера — стек.
Это значит: «Иду к реке,
прикрывай. Олег».
Снова окрик.
Ответ.
Вдали
Анкин звонкий смех...
Мимо нас прошли патрули,
а земля —
как мех.
Полежать бы...
Да кровь в висках —
горяча.
Два прыжка,
два броска,
два удара сплеча...
А в ста метрах от нас,
а там,
возле будки шесть,
проверяются паспорта,
отдается честь.
Зажигается спичка,
и
кто-то: «bitte schön».
...Почему ж не идут свои, —
офицер смущен.
Он на Анку взглянул:
мол, что ж,
не пора ль решить?
...Тонко свистнул Мамедкин нож:
патрулям — не жить.
И назад поползли они
на чужих ногах...
У Мамедки глаза — огни
в желтоватых белках.
У Мамедки зубы, как снег,
и рука верна...
Что-то Анке сказал Олег —
и к стеклу окна.
За стеклом — пять топчанов в ряд.
Полумрак.
Тишина.
Нам команда:
— Убрать наряд!


История захвата водонасосной станции в Беляевке, описанная Поженяном в поэме «Впередсмотрящий», сильно отличается от того, что он, спустя семь лет, рассказал в «Жажде». Сценарий фильма оброс еще большей авантюрностью, чтобы зацепить зрителя. Но совершенно абсурдно обвинять в «мифотворчестве» человека, который каждый день на войне проживал как последний и повидал такое, что ни одному сценаристу в самых бредовых фантазиях не приходило.



На самом деле, военный совет Одесского оборонрайона никогда не отдавал приказ морпехам своего разведотряда захватить Беляевку, чтобы пустить воду. Этот шаг был бы лишен всякого смысла, учитывая, что бомбежки раскурочили водопровод в нескольких местах.

Но сама по себе безумная идея не могла не витать в воздухе и наверняка в голову отчаянным парням приходила не раз. И можно даже не сомневаться, что если бы такой план возник, они пошли бы его выполнять, не моргнув глазом. Хотя все они были нормальными. Не фанатиками. Любили жизнь. Боялись смерти. Мечтали о будущем.



Но вот просто взяли бы и пошли выполнять приказ. Люди такие были. Время такое. Страна… Потому и победили.

- Вернешься – ты будешь героем,
ты будешь бессмертен, иди! –
И стало тревожно, не скрою,
и что-то кольнуло в груди,
и рухнул весь мир за плечами:
полшага вперед – и в века…
Как это не просто – в молчанье
коснуться рукой козырька,
расправить шинельные складки,
прислушаться к дальней пальбе,
взять светлую сумку взрывчатки
и тут же забыть о себе…
А почестей мы не просили,
не ждали наград за дела.
Нам общая слава России
солдатской наградой была.
Да много ли надо солдату,
что знал и печаль, и успех:
по трудному счастью – на брата,
да Красное знамя – на всех.


Прикрепления: 5681739.jpg(147.6 Kb) · 4997709.jpg(148.3 Kb) · 3610812.jpg(183.5 Kb) · 8776503.jpg(147.0 Kb) · 7981270.jpg(142.5 Kb) · 1444473.jpg(140.8 Kb) · 8919844.jpg(176.1 Kb) · 3217563.jpg(164.6 Kb) · 9694144.jpg(145.2 Kb) · 1563969.jpg(165.0 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:31 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
В действительности же произошло вот что. 20 августа румыны, спеша выполнить план Антонеску насчет парада на главной площади Одессы, двинули в масштабное наступление колоссальными силами. Оглушительное численное превосходство врага на короткое время имело успех – фронт был прорван. В возникшем хаосе и неразберихе хороши были все средства. Пока командование в спешном порядке, под огнем, разворачивало отступившие подразделения и бросало в прорыв все, что только можно было найти, диверсионные отряды безумствовали в тылу противника на грани полного отчаяния, на свой страх и риск.



Команда Уголька-Поженяна каким-то образом выскочила из камышей прямо к станции, которая на самом деле охранялась не слишком усиленно в силу бессмысленности усиленной охраны. Но недолго думая, парни захватили пункт и передали своим сообщение по рации, наделав много шуму.

Румыны были шокированы такой наглостью, а самое главное, они понятия не имели, кто это и каковы цели отряда, так бесцеремонно расположившегося в их тылу. В итоге противник, действительно, снял весьма внушительную часть солдат и техники, чтобы разобраться со станцией, и это, в том числе, имело большое значение для ликвидации прорыва и срыва наступления.



...Не знаю, сколько длился, бой,
час или год.
Но я увидел над собой
зари восход.
Услышал, как позвал кулик.
Куда?.. Зачем?..
Свист мины рядом,
чей-то крик,
и боль в плече.
А в сапоге тепло, тепло...
Поспать бы час.
Вдруг рядом вздох:
— Не повезло
на этот раз. —
Он подтащил, перевязал,
сказал:
— Терпи!
Стреляй, пока глядят глаза.
Умрешь,
не спи! —
А немцы точно как во сне:
в траве, в пыли,
тянули щупальца ко мне
и все ползли,
И попадало на прицел
немало их,
но каждый новый офицер
вел в бой других,
других,
таких же, как и те,
что полегли
на всех подходах к высоте
клочка земли.
Но от холма и до реки,
от вех до вех
ползли зеленые комки
упрямо вверх.


Отряду удалось уйти в тот день из Беляевки. Разбившись на мелкие группы, израненные морпехи добрались до базы. Но, несмотря на то, что итог этой вылазки был вовсе не тот, что позже выдал фильм, сама по себе художественная идея – вода, как воплощение жизни и высокая жертвенность простых солдат, уходящих в эту самую воду – могла прийти только в голову очень талантливому человеку. Художнику.



Глава седьмая. «Тех, кто погибли, считаю храбрее»




Я так и не нашла для себя ответ, почему своим главным героем Поженян сделал именно Олега Безбородько. По всей видимости, это был достаточно яркий человек, игравший в отряде ключевую роль. Он является одним из главных персонажей в поэме «Впередсмотрящий». В финале фильма «Поезд в далекий август», когда Джигарханян, читающий авторский текст, начинает перечислять длинный список героев обороны Одессы, первым звучит именно фамилия Безбородько. Но мои попытки разыскать что-то более конкретное – хотя бы даже наградные документы – успехом не увенчались.



Найти мне удалось не так много информации, и это вообще странно, учитывая то, что он стал прототипом главгероя в таком популярном в свое время фильме. Но даже фотографии в сети нет, хотя выкладывать, похоже, есть кому.

Удивительно, что, несмотря на тлеющий интерес к фильму и регулярно появляющиеся публикации и видео о нем, никто до сих пор не затронул эту сторону вопроса. Все пишут и говорят про водокачку, но очень мало кому в голову приходит поговорить о людях.



Олегу Безбородько в 1941 было 27 лет. Он ушел на фронт добровольцем, несмотря на бронь. Адмирал Азаров утверждает, что парень был подводником. Но звание он носил точно не лейтенантское – старшина 1-ой статьи, что соответствует армейскому сержанту.

Вообще, в фильме нигде не упоминается, что Безбородько лейтенант, даже в титрах. Докладывая о своем прибытии, герой произносит: «Матрос Безбородько по вашему приказанию прибыл».

Откуда это всплыло трудно сказать. Вряд ли это выглядело бы правдоподобно, чтобы на такое серьезное задание, как внедрение в немецкий штаб под видом офицера, отправили человека ниже в звании, чем лейтенант. Все ж таки тут нужен уровень. Не только знание языка, но и стать. И вообще специальная подготовка.
Вряд ли так же настоящий Безбородько совершал хоть раз настолько наглые вылазки или даже в таком совершенстве знал немецкий. Подтверждение найти невозможно, но это не умаляет факт того, что человек был героем.



Он погиб в конце сентября, во время очередного рейда в тыл, добывая особенно ценную информацию, сраженный осколком мины. Его осколок «оказался острее».
Самое потрясающее в его гибели заключалось в том, что товарищи не бросили тело командира. Об этом несколько раз по разному поводу писал адмирал Азаров. Эта история произвела на него неизгладимое впечатление.

«Однажды Военному Совету ООР стали известны очень важные данные, раскрывающие замыслы противника. Их добыли моряки-разведчики известного мне отряда. Когда я приехал в отряд, для того чтобы сказать им спасибо от имени Военного Совета, я застал печальную картину: они торжественно хоронили своего товарища, погибшего в тылу врага. Это был Олег Безбородько – моряк из подплава, молодой, красивый, сильный человек со сросшимися бровями. Меня поразил их подвиг: не считаясь с опасностью, которая грозила им, разведчики пронесли тело убитого товарища сквозь минные поля, сторожевые посты врага, по лиманам и плавням, чтобы похоронить у себя дома. Прошло 19 лет, а я как сейчас помню их обветренные, загорелые, мужественные лица, ставшие суровыми в минуту прощания с другом. Сразу же после похорон они вновь ушли в тыл врага выполнять боевое задание.

И, когда я смотрел картину «Жажда», я видел живого Олега Безбородько. Он тот и не тот, похож на себя и не похож. Но мне было приятно видеть его живым. Такие как Олег Безбородько не умирают» (И. Азаров «Вечно живые», «Литературная газета» №139 от 22 ноября 1960 года)




Эпизод, когда разведчики тащат через лиман тело убитого друга, Поженян включил в «Поезд в далекий август». Вот этот кусочек, вместе с послевоенной встречей выживших.



В ответ на статью Азарова в 1960 откликнулась мать погибшего героя, Ольга Константиновна Безбородько. Уже в мемуарах, написанных спустя несколько лет, адмирал привел строки из её письма.

«Когда я смотрела «Жажду» в первый раз, за слезами многое ушло из поля зрения. Посмотрев вторично, более спокойно, скажу вашими же словами: «Я видела живого Олега. Он тот и не тот, похож на себя и не похож». И мне было не только приятно — радостно было видеть его живым. И его слова из кадра фильма: «Если будете писать маме...», как будто действительно его слова, так как я у него одна, отца он лишился в 12 лет...
... А как он море любил! Ведь он был льготником при призыве и на действительную военную службу пошел тоже добровольцем, и только моряком».




Пишу все это и ловлю себя на мысли, что вы, наверное, считаете меня сумасшедшей. Читаете ли вы эти мои опусы, или нет. Но я не могу это не писать. Вот что случается, когда графоманство вырастает в одном горшке со страстью к истории и кино. Смесь убойная. Но тут уж ничего не поделаешь.

Я даже не сомневаюсь, что однажды на эти мои опусы наткнется кто-нибудь, кому они точно пригодятся. Может быть, даже не подозревая насколько. Чем дольше я живу на свете, тем больше ощущаю, как из нашей жизни уходит что-то очень важное, человеческое. И только ныряя с головой в прошлое, я понимаю, как это важное можно хотя бы ненадолго задержать. Для начала нужно просто помнить.

Прикрепления: 4841831.jpg(185.7 Kb) · 4561118.jpg(153.7 Kb) · 4931269.jpg(145.3 Kb) · 3859503.jpg(144.3 Kb) · 4424101.jpg(124.7 Kb) · 4198482.jpg(142.2 Kb) · 5896847.jpg(122.0 Kb) · 5151515.jpg(136.2 Kb) · 9130217.jpg(113.0 Kb) · 8398403.jpg(146.6 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:31 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
Глава восьмая. «Это – поэзия на кинопленке»


«Молодой, красивый, сильный человек со сросшимися бровями». Вот где уж точно пригодились Тихоновские брови! Все-таки не пропала красота даром.



Впрочем, есть подозрение, что здесь адмирал попросту попал под экранное обаяние образа. Пассаж про брови полностью отсутствует в его последующих мемуарах, в которые он почти дословно вставил текст этой своей статьи.

Не знаю, насколько Тихонов внешне был похож на Безбородько и нужно ли было авторам такое сходство, но в «Жажду» актер попал благодаря стараниям режиссера.



Евгений Ташков учился с Тихоновым на одном курсе у Бориса Бибикова и Ольги Пыжовой. Однако с актерством у него как-то не задалось – эпизоды, эпизоды. Еще труднее приходилось его жене, Екатерине Савиновой, однокурснице, с которой они расписались уже после ВГИКа. Действительно потрясающую актрису после истории с Пырьевым на «Кубанских казаках» тоже дальше «кушать подано» не пускали.

В какой-то момент, наверное, Ташков понял, что бог с ними, с собственными амбициями, а талантливую жену придется снимать ему самому. И… переключился на режиссуру.

Молодого режиссера без специального образования, да еще и мужа опальной актрисы в Москве вряд ли бы приняли всерьез, но на Одесской киностудии с этим делом было проще.

К тому же во второй половине 50ых вышла установка давать дорогу свежим силам. Так в 1957 году Ташков в Одессе снял свой дебютный фильм на революционную тематику – «Страницы былого», где, между прочим, одну из ролей сыграл его учитель – сам Борис Бибиков. Профессор, видимо особенно благоволил к семейной паре своей любимой ученицы – всего у Ташкова он снялся в трех фильмах, включая легендарный «Приходите завтра».

С этого фильма началось и творческое содружество Евгения Ташкова с композитором Андреем Эшпаем, который в дальнейшем писал музыку ко всем его фильмам. Могу только догадываться, но подозреваю, что они тоже подружились, благодаря Савиновой, с которой Эшпай учился в одни годы в консерватории.

Эшпай в соавторстве с Поженяном подарили стране одну из самых прекрасных песен о любви, которая ушла в народ и как всякая народная песня обросла новыми куплетами. И в советские времена и сегодня, песню эту любят петь певицы с чувственным сильным голосом. Но, кто бы её не пел, она у меня ассоциируется именно с Тихоновым. Мне все время кажется, что поют ему и о нем. Даже «Огни на улицах Саратова» такого эффекта не дают.



Но свою главную ставку режиссер все же решил сделать на оператора. На тот момент Петр Тодоровский уже был достаточно знаменит и снятые им фильмы - «Весна на Заречной улице» и «Два Федора» уже стали его визиткой. Но этот невероятно разносторонний человек универсальных способностей стал полноправным соавтором «Жажды». Уникальный подарок судьбы, когда оператор обладает талантом режиссера и композитора!



На сегодня могу утверждать, что более шикарного визуального решения кинокартины не могли предложить зрителю даже современные мастодонты с их компьютерными эффектами.



«Жажду» можно смотреть и пересматривать, абстрагируясь от сюжета, чтобы наслаждаться удивительным полетом операторской мысли. Это просто симфония света, тени, полутонов, отражений, неожиданных ракурсов и приемов.



С первых кадров фильм захватывает визуально. Живая камера двигается следом за строгой шеренгой матросов, выхватывая кадр то снизу, то поднимаясь над головами, чертит быстрые линии, бежит по бесконечной очереди измученных людей, упирается в высохшую брусчатку мостовой, фиксирует тревожные лица, пустые бидоны. И дальше каждый последующий кадр похож на шедевр графики – ни одного повторяющегося ракурса, блики воды,  затейливо вьющиеся клубы дыма и пыли,  солнечные зайчики и лучи, пронизывающие все пространство, живые тени и отражения, которые играют вместе с актерами.
 


Небольшими, ненавязчивыми штрихами оператор рисует для зрителя не только то, что наполняет кадр, но и все, что остаётся за кадром - солнечный день, огромные окна, пропускающие свет, деревья и переплетения чугунной решетки, отбрасывающие затейливый теневой узор на штукатурку. Ни в одном фильме я больше не видела такой захватывающей световой игры на лицах и фигурах актеров!



Внезапно все срывается в хаос и съемка начинает походить на чистую документалистику, когда оператор, кажется, охваченный общей паникой, мечется в толпе. Камера дрожит, резко меняет направление съемки, ощущение бесконечного ужаса обрушивается на зрителя.

А следующая сцена выстроена с гениальной простотой, в которой зритель каким-то удивительным образом умудряется, вопреки всем оптическим законам, одновременно следить и за чувствами героя на первом плане и за лицами, наблюдающих за ним товарищей и читать по этим лицам все то, что диалогом не предусмотрено, но вполне могло бы уместиться на трех страницах.





От съемок некоторых сцен реально дух захватывает. Их явно снимали с риском для жизни. Например, когда Мамедка хладнокровно мечет ножи прямо в объектив.



Или камера свисает с огромной высоты водокачки, чтобы заснять трупы фашистов, усеивающих двор станции. И, кончено, эпизод с надвигающейся на ребят армадой врага, когда машины с вражеской пехотой кажутся гигантскими чудовищами, потому что их снимают с земли, причем оператор реально лежит на железном листе, который волокут перед самыми колесами грузовика!

Прикрепления: 0950109.jpg(151.0 Kb) · 8160214.jpg(41.7 Kb) · 1305362.jpg(78.5 Kb) · 0717998.jpg(175.5 Kb) · 8782831.jpg(144.0 Kb) · 8527279.jpg(146.7 Kb) · 3096603.jpg(149.0 Kb) · 6898158.jpg(152.0 Kb) · 8653784.jpg(151.1 Kb) · 8824027.jpg(143.1 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:31 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
И финал. Это просто  совершенно незабываемое зрелище! Фильм нужно смотреть хотя бы ради этого внезапно выстреливающего после гнетущего ожидания искрящегося извержения человеческих чувств, энергии, силы.



Такое потрясающее и бешенное чередование страшных и  радостных, трагических и торжествующих  кадров, которые   переходят друг в друга, сливаются в единую песню жизни.



Пожалуй, «Жажда» - единственный фильм, который никогда не будет колоризирован. Это просто убьет тончайшее кружево визуальных эффектов, которые создавал оператор – всю эту потрясающую игру тысяч оттенков серого.


Еще одной ударной силой фильма стали сами одесситы. «Жажду» снимали  в Одессе, в натуральных интерьерах. И дом на Пастера  в фильме тот самый. И  старую водокачку нашли там же.
Город еще не был до конца восстановлен после войны. А жители, узнавая  о том, о чем  кино снимают, массово отказывались от вознаграждения за участие в массовках. Снимались часами под палящими лучами и обогащали кадры такими живыми деталями и реакциями, которые режиссер вряд ли мог придумать.



Глава девятая. «Он был тогда совсем молодым, наш Штирлиц»


Есть сведения, что Ташкову пришлось уговаривать своего однокурсника снятья у него. На тот момент Тихонов уже считался восходящей звездой и после «Пенькова», «ЧП» и «Майских звезд»  режиссеры его на части стали рвать. Все вошло в нужное русло.  Но в «Жажду» он вписался только из исключительного, присущего ему чувства студенческого товарищества. Точно так же как спустя десять лет, скрепя сердце, подпишется на Штирлица.



Но  дело было не в капризности. Кто бы мог подумать, но Тихонова  отталкивала  фашистская форма. Очень не хотелось в нее влезать. А, может быть, было и нечто другое. Недаром,  кто-то из критиков позже написал, что для Тихонова «Жажда» стала «повторением пройденного», а другой заявил, что актер в фашистской форме «выглядит не убедительно».  Ну, в самом деле,  дайте же людям сделать мнение.


Тихонов потом переживал даже, бедняга, несмотря на грандиозный успех и зрительские отклики.  Все же хочется верить, что рядом были люди, которые ему все про него  популярно объясняли. Но как бы там ни было, даже после «Мгновений» он называл «Жажду» самым серьезным своим фильмом о войне.


Под повторением пройденного, критики видимо подразумевали Виктора Райского с его подрывной деятельностью. Но сравнение этих фильмов и ролей выглядит  как-то совершенно невероятно.
Я не стану утверждать, что роль Олега Безбородько была очередным шедевром. Соглашусь, что прописана она могла бы быть и лучше. Но то, что Тихонов стал главным украшением этого фильма – факт абсолютный и обжалованию не подлежит. А сцены  в немецкой форме  - это песня запретного чувства.


Если не считать, конечно,  раздражающей непохожести голоса  немецкоязычного дублера, который временами  даже не пытался попасть в тембр и манеру Тихоновской речи, от чего образ местами и в самом деле сыпался.


Как-то раз мой племяш смотрел какой-то современный фильмец о войне,  в котором на экране мелькало очень много фашистских офицеров.  Понятия не имею, в чем там было дело – за сюжетом не следила, сидела в сторонке за столом, что-то крапала в компе. Вдруг племяш и выдает с какой-то тягучей грустью:
- Блин,  мне очень стыдно это говорить, но какая же у фашистов была красивая форма.
Блин, еще бы  не была красивой форма от Хьюго Босс!

Прикрепления: 2996384.jpg(135.7 Kb) · 6473040.jpg(139.1 Kb) · 6154141.jpg(153.8 Kb) · 4814576.jpg(159.0 Kb) · 2323065.jpg(59.8 Kb) · 7785134.jpg(84.7 Kb) · 9936301.jpg(148.7 Kb) · 0937535.jpg(144.5 Kb) · 6266215.jpg(147.2 Kb) · 0361584.jpg(142.5 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:32 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
Так вот, что будет, если в форму от Хьюго Босс облачить красивого  и задумчивого Тихонова, надеюсь, все давно прочувствовали. Вот теперь идите, смотрите «Жажду» и прочувствуйте, что будет, если в эту форму облачить молодого и наглого Тихонова. На мой вкус Грегори Пек нервно курит в сторонке, кляцая своей мужественной челюстью.



Самое сногсшибательное при этом не внешность, а манеры и пластика. Я уже знала, что Тихонов чрезвычайно пластичен  и великолепно владеет языком тела, но к такому готова слегка не была. Не знаю, где он насмотрелся и понабрался этого  холеного лоска и чисто фрицевской развязности,  но выглядит это,  скажем прямо, улетно – от вальяжного покачивания и образцово-показательной стойки  до  ковбойской стрельбы картами и кобелиных атак.


Если учесть, что все остальное экранное время его герой  прилагает все усилия, чтобы не выделяться среди своих товарищей, это все  звучно бьет в самую чувствительную точку восприятия. 



Принимая во внимание  наше сложное время, я даже  сама не заметила, как на несколько минут серьезно запереживала,  по поводу немецкого адъютанта, который слишком ревниво наблюдал за шашнями смазливого новичка, прислушивался к любым разговорам о нем, а в довершении всего пригласил вместе пожить.
-У вас поразительный талант, Вольфганг…  Нравится женщинам… – грустно сказал Курт, накануне признавшийся своему шефу, что новичок нравится и ему.
Да ну…


Некоторые комментаторы раскритиковали  момент, когда фактически разоблаченного  разведчика   фашистские начальники отправляют под домашний арест, откуда он чуть позже совершенно благополучно бежит. Да, это вам не старый добрый Мюллер с его фирменным  потрошащим прищуром.



И сразу вспомнился так нелюбимый Тихоновым жанр:

- Мюллер, почему вы его не арестуете?
- Это же Штирлиц, мой фюрер, он все равно выкрутится.


На самом деле, тут-то как раз никакого натяга нет. Достаточно  просто внимательно послушать диалог и  хотя бы чуть-чуть понимать ситуацию.

Если матери  живого Поженяна могли прислать похоронку, то почему такие случаи не могли иметь место  в немецкой армии? К тому же бравый гауптман    слишком лихо оперирует именами, которые явно  приводят полевое начальство в ступор. 

Однажды, один  крупный международный специалист  в области разведки заметил о Штирлице, что с таким сосредоточенным лицом  тот не продержался  бы и часа. 

Так вот, с таким абсолютно  наглым лицом и совершенной безбашенностью, капитан Вольфганг Ринк  мог бы запросто  сделать карьеру, по крайней мере, в этом полку. 



При такой нахрапистости и развязности мысль о  том, что этот густобровый щеголь,  владеющий всеми повадками избалованного аристократа и мающийся от  беспросветной  тыловой скуки, на самом деле может быть шпионом,  была бы самой последней в головах  измученных нарзаном штабистов. 

Первая легенда будущего Штирлица  выглядит чистым хулиганством  и расслабленное спокойствие, с которой он её преподносит, не оставляет  врагу шанса.
Тут может  резонно возникнуть другой каверзный вопрос.  А способен  ли скромный  морпех, пусть даже  шесть лет проживший в Германии, владеть таким уровнем перевоплощения без спецшколы разведки? Ну, допустим.


Гораздо больше меня  повеселил другой, настоящий прокол, который почему-то совсем не напряг никого из участников проекта.
Полковник Никитин приводит в отряд девушку Машу, которая  теперь должна работать с парнями.  Девушку Машу устраивают в соседней с ребятами комнате и предлагают познакомиться с отрядом, что она, собственно, и делает,  вызывая нешуточный переполох.

Затем девушку отправляют в тыл врага, где она  пропадает,  после чего Никитин посылает по её следу Олега. И тут выясняется, о ужас, что Олег  и Маша знакомы!

Да быть такого не может? Откуда, казалось бы?


И  Никитин погружается в мрачное раздумье по поводу того, не стоит ли парня заменить,  на что Олег мужественно просит его не заменять.
Кто-нибудь, объясните, зачем надо было знакомить Машу с отрядом, если   парням её знать не нужно было?



Много позже, когда Поженяна спрашивали о Тихонове, он выдал весьма странную  сентенцию о том, что  тот «нераскрывшийся до конца актер». В том смысле, что режиссеры так до конца и эксплуатировали его внешность, а играть ему было нечего.  Но даже Поженяну льстило то обстоятельство, что именно  его фильм подарил стране Штирлица, о чем автор не уставал рассказывать. 

Прикрепления: 2894755.jpg(128.7 Kb) · 0079504.jpg(133.8 Kb) · 1306292.jpg(145.7 Kb) · 3427967.jpg(160.3 Kb) · 0291731.jpg(148.3 Kb) · 3844549.jpg(148.7 Kb) · 6521695.jpg(135.2 Kb) · 4368622.jpg(201.7 Kb) · 6155514.jpg(160.0 Kb) · 0066165.jpg(155.7 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 18:32 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
С другой стороны, тут был и элемент досады. С тех пор, как на экраны вышел эпический сериал про мгновения весны, «Жажду» стали вспоминать в основном, как первый заход Тихонова на героического штандартенфюрера.



Избавиться от этой идеи практически нет никакой возможности.



Слишком очевидная заявка на Штирлица проявилась во внезапно открывшейся у актера способности быть шикарным в фашистской форме, задумчивым в сигаретном дыму и харизматичным в предчувствии провала.



И это даже неплохо, что ругнув его тогда, критики спугнули мнительного Тихонова – образ не вышел в тираж, отличная заготовка сохранилась для искусства, чтобы через полтора десятка лет выдать крупнокалиберный залп.



К слову сказать, достаточно лояльные критики ругали не собственно Тихонова, скорее драматургию, в которой ему нечего было особенно играть. Тем не менее, фильм ударно выступил не только в плане кассовых сборов, но и в плане солидных наград. И это был второй подряд для Тихонова триумфальный год, доказывающий, что у актера есть не только талант, но и верное чутье на режиссеров.



Всесоюзные кинофестивали, ставшие аналогом Оскара на пространстве СССР только набирали тогда обороты и, увы, проводились не периодично. Впервые такой фестиваль был проведен в 1958 году в Москве. В два последующих года – в Киеве и Минске. На каждом из них в лауреатах оказались по два фильма с Тихоновым в главных ролях:
1959 год – «ЧП» - вторая премия
«Дело было в Пенькове» - третья премия
1960 год – «Майские звезды» - вторая премия
«Жажда» - третья премия, вторая премия за операторскую работу, премия Лучшему актеру (Юрий Белов)

А если добавить к этому «Мичмана Панина», который в тот года побил в прокате даже «Жажду», то картинка складывается совершенно триумфальная.
К слову сказать, в 1960 Нонна тоже была именинницей – её фильм «Отчий дом» разделил с «Майскими звездами» второе место, а «Простая история» стала абсолютным лидером, в прокате чуть-чуть не дотянув до рекорда предыдущего года - «ЧП». Вот когда пара, что называется, по-настоящему стала звездной.



К сожалению, в дальнейшем этот фестиваль надолго сошел на нет и возобновился только в середине 60ых, так что многие шикарные работы Тихонова начала десятилетия остались в истории без призов. Но за них голосовали зрители, заполняя залы – не было ни одного проекта, который не оказался бы в списке лидеров.


В сухом остатке.




...Нам рук натруженных не занимать.
Не нас учить, как обнимают мать.
Мы надышались всласть госпиталями,
мы настучались вдоволь костылями.
Так как же нам теперь не понимать
земную радость всходов над полями?
Май месяц... Мирной ночи высота.
Весенней звездной ночи чистота.
Качаясь в грозных люльках, спят
торпеды.
Но пусть их снова не разбудят беды.
Счет мирных лет ведем мы неспроста
по летоисчисленью
от Победы.




Через год «Жажде» исполнится 60 лет. Сегодня, с сомнительной высоты наших Темных веков, этот фильм выглядит эллинистическим храмом, созданным по невосполнимо утраченным технологиям.

Факт наличия ремейка, как бы намекает на его востребованность. О таких фильмах принято говорить «морально устарел», чтобы оправдать жалкие потуги погреться в тени былой славы. Но, если «Жажда» 1959 года морально устарела, то её современная переделка вообще «морально не родилась».



И когда я вижу в сети вот такие нелепые постеры,


мне становится остро жаль и тех, кто их ляпает, и тех, кому они предназначаются. В такие минуты особенно тяжело думается: вот так мы и докатились до бутафорских пушек острова Наварон.
Прикрепления: 5104522.jpg(157.8 Kb) · 5683375.jpg(138.0 Kb) · 0757269.jpg(142.3 Kb) · 6608623.jpg(22.5 Kb) · 6621378.jpg(145.1 Kb) · 1648014.jpg(75.4 Kb) · 2934671.jpg(156.3 Kb) · 2447771.jpg(149.3 Kb) · 5543633.jpg(187.9 Kb) · 6080688.jpg(80.2 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Neil-СказочницаДата: Среда, 29.08.2018, 19:14 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 10675
Репутация: 48
Статус: Offline
Тихоновская «Жажда» была создана поколением героев. Сценарист, оператор, композитор и половина актерского состава были фронтовиками, прошедшими по краю лезвия, это их глазами мы смотрим на ту войну. И поэтому горькая и прекрасная правда переполняет каждый кадр, ей веришь, ей восхищаешься, она доходит до сердца.



Несмотря на элементы остросюжетности, это фильм не о гладиаторах, проливающих потоки чужой и своей крови на потеху хрустящему попкорном зрителю. Фильм о настоящей мужской работе на войне, без пафоса и фокусов, о смысле подвига, о цене жизни, о братстве, о простых, безымянных, но великих героях, которые умели пересиливать свой страх и жалость к самому себе и последними каплями своей крови гасили мировое пожарище.



Каждый кадр, каждый образ выглядит цельным, понятным, продуманным и интересен именно человеком, а не цирковыми трюками.

И юный маленький Уголек с его мечтательными взглядами и первой, не успевшей расцвести любовью, и земной, по-крестьянски простоватый Твердохлебов, который вдруг замрет посреди жуткой мясорубки, засмотревшись на торжество муравьиной жизни, и неунывающий остряк и душа компании Рогозин, которому очень не хочется, чтобы в последнем бою его называли смешным прозвищем «Патефон», и добродушный великан Нечипайло, у которого даже чувства кажутся гораздо больше в размерах, и красивая пара влюбленных, которые не могут друг другу врать и без пафоса и истерик принимают вечную разлуку.



И кипящие потоки свежей воды, озаряющей искрами брызг детские лица, воды, в которой растворяются герои, чтобы снова стать жизнью, частью тех, кто припадет к этим потокам жадными губами и выпьет их до последней капли.



И это никуда не ушло. Вот он этот священный источник – всего в одном клике от вас. Припадайте, пейте, помните. Помните, кто такие настоящие герои и что такое настоящее кино.

«Жажда», 1959 г, полная версия.






Документальный фильм о «Жажде» и обороне Одессы с участием Юрия Стоянова.



Выпуск программы «Библиотека приключений – «Жажда»



И последнее. Вчера в Павловском Посаде открылся музей Тихонова. Здание возвели на месте снесенного родового дома, новостройка стилистически повторяет разрушенное здание, но значительно больше в размерах.



Улицу переименовали, вокруг музея разбит сквер, обещают там памятник поставить.





Музей достаточно современен, много интерактива, личные вещи, костюмы, награды Тихонова....





Два небольших кинозала. На первом этаже воссозданы интерьеры родительского дома.... Все это хорошо, но грустно....
Ни одного высокопоставленного лица федерального уровня.... Ни одного словечка на федеральных каналах!



Зато РИА с упоением обсуждает, как Волочкова во время своего бесконечного отпуска наступила на морского ежа, а Степаненко заказала на Петросяна обряд вуду....

Это адище какой-то. Реально хочу выть....
Последнее время все острее понимаю, почему Тихонов жил отшельником....

Продолжение следует.
Прикрепления: 3053334.jpg(156.0 Kb) · 2583798.jpg(139.4 Kb) · 9984717.jpg(155.1 Kb) · 6484393.jpg(136.0 Kb) · 4673430.jpg(93.4 Kb) · 2948131.jpg(471.9 Kb) · 0228991.jpg(395.7 Kb) · 0489962.jpg(364.0 Kb) · 2422349.jpg(420.9 Kb) · 2876688.jpg(345.3 Kb)


Хотя и до дороги млечной
Мне бесконечно далеко,
Я просто думаю о вечном,
Не о цене на молоко.
 
Wenhamania форум » Вячеслав Тихонов. Герой и его время » Мгновения Творчества » Весна: 40-50ые » Жажда (1959)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 
Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz